Что известно о прототипах пьесы Горького «На дне»?

Что известно о прототипах пьесы М. Горького «На дне»?

Действующие лица пьесы Горького — босяки. В конце XIX — начале XX в. босячество было крупным социальным явлением. Только в Нижнем Новгороде в 1901 г. было зарегистрировано 4 ты­сячи босяков. По словам А.М. Горького, он наблюдал за людьми, ставшими прототипами персонажей пьесы «На дне» в Нижнем, на Миллионной, среди «золотой роты». Прототипом Сатина был босяк, пострадавший из-за любви и заботы о сестре, которая была замужем за почтовым чиновником, растратившим казенные день­ги. «Сатин» достал деньги и спас мужа сестры, а тот стал уве­рять, что шурин нечист на руку. Случайно подслушав клевету, «Сатин» в бешенстве ударил предателя бутылкой по голове, убил его и был приговорен к ссылке. Вернувшись, он ходил по Нижнему Новгороду с протянутой рукой и на французском языке про­сил милостыню. Барон Бухгольц — спившийся босяк, попавший в нижегородскую ночлежку. Мемуаристы Горького легко узнают пьяницу-актера Соколовского в Бароне и Актере. Писатель даже просил М.П. Дмитриева сделать снимок с актера Соколовского. «Когда я писал Бубнова, я видел перед собой,- рассказывал Горький, — не только знакомого „босяка”, но и одного из интел­лигентов, моего учителя». В Нижнем Новгороде, находящемся на пересечении наземных и водных путей, всегда было очень много странников. Видел их Горький и в других местах.

16 декабря 1902 г. состоялась генеральная репетиция пьесы «На дне» в МХТе, на которой присутствовал А.М. Горький. «Сейчас пришел с генеральной, — сообщал он К.П. Пятницкому. — Настя, Барон, Сатин, Бубнов, Лука, Городовой-прекрасно. Остальные не очень прекрасно. Очень тяжелая пьеса». 18 декабря 1902 г. со­стоялся первый спектакль «На дне» в МХТе. Роли исполняли: Лука — Н.М. Москвин, Сатин —: К.С. Станиславский, Актер — И.А. Тихомиров, Барон — В.И. Качалов, Клещ — В.А. Громов, Пепел — А.П. Харламов, Татарин — А.Л. Вишневский, Бубнов — В.В. Лужский, Наташа —: М.Ф. Андреева, Настя — О.Л. Книппер. Первое представление этой пьесы было сплошным триумфом. Публика начала вызывать автора уже после первого акта. По окон­чании пьесы овации приняли небывалые размеры: весь театр вы­зывал автора более 15 раз. 21 декабря Горький писал Пятницкому: «Успех пьесы — исключительный, я ничего подобного не ожи­дал… Владимир Иванович Немирович-Данченко — так хорошо растолковал пьесу, так хорошо разработал ее — что не пропадает ни одного слова. Игра — поразительна!»

Еще до постановки Горький получил письмо от А.П. Чехова, ко­торый отзывался о пьесе: «Она нова и несомненно хороша. Второй акт очень хорош, это самый лучший, самый сильный, и я, когда чи­тал его, особенно конец, то чуть не подпрыгивал от удовольствия». 10 февраля театральный деятель и литератор Л.А. Сулержицкий писал Горькому: «…получил я „На дне”… Удивительная это, бра­тец ты мой, вещь. Читал я вслух и восхищался… Ничего подобно­го еще театр не видел. Ново, сильно, смело, краска яркая, горячая, талант, что называется, брызжет из каждой строчки…». Постановка пьесы вызвала лавину восторженных отзывов, в частности ее вы­соко оценили Ф.И. Шаляпин, художник М.В. Нестеров. Шаляпин сказал в интервью журналисту «С.-Петербургских ведомостей»: «Я нахожу, что по красоте языка и по глубине содержания „На дне” напоминает «Снегурочку» Островского… что за удивительные, жи­вые типы в этой пьесе!..»

Почти все критические отзывы о пьесе «На дне» были положи­тельными. Однако некоторые (в основном петербургские) критики считали, что в драме нет ничего нового, к тому же она будничная, растянутая, а действующие лица- «пропившиеся, оборванные субъекты». Конфликт пьесы тоже вызвал разногласия: одни видели его в противоречивости характеров и «общей психологической сла­бости, душевной неуравновешенности», другие — в антигуманных социально-экономических отношениях, слова Сатина зачастую воспринимались ими как сигнал к восстанию. Были выступления и демонстрации, возникавшие в связи с постановкой драмы, напри­мер в Нижнем Новгороде» Петрограде и других городах.

Над пьесой Горький стал работать в декабре 1900 г. Первоначальное название — «Без солнца» — отражало иной по сравнению с окончательным замысел, об этом Горький писал К.С. Станиславскому: «Мне хочется солнышка пустить на сце­ну, веселого солнышка, русского эдакого — не очень яркого, но любящего всё, всё обнимающего». Весной 1902 г. определяется основная идея пьесы, изменяется и название — «На дне жизни». Л.Н. Андреев в письме критику Н.К. Михайловскому упоминает, со слов Горького, еще один вариант заглавия — «В ночлежном доме». При сравнении этих вариантов заметна тенденция ко все более широкому обобщению, символизации. Это не только дно в соци­альном, но и в нравственном, духовном смысле: не востребованы обществом ни профессия (Клещ), ни образование (Сатин, Актер), судьбы героев, их личности оказываются исковерканы, поруганы.

Здесь искали:

  • прототипы героев на дне
  • м горький на дне прототипы главных героев
  • пьеса на дне и нижний новгород
Опубликовано в Справочные материалы.