Что известно об увлечении Фета античным искусством?

Что известно об увлечении Фета античным искусством? Какие произведения написаны поэтом в антологическом жанре?

Интерес к классической древности зародился у Фета, ско­рее всего, еще в гимназические годы; именно в период обучения в частной классической гимназии Крюммера в лифляндской городе Верро (ныне — Выру) Фет получил основательное знание древних языков, особенно латыни. В 1838 г. он поступил на философский факультет Московского университета, где углубил и расширил зна­комство с античностью. К этому же времени относятся и его первые поэтические опыты, в том числе в антологическом роде. Важным этапом знакомства с античностью явилось для Фета творчество Гете. В антологических стихотворениях Фета заметно влияние Гете, что единогласно признавали все современники, быть может, даже несколько преувеличивая его. Рецензент «Отечественных за­писок» П. Кудрявцев писал о первом сборнике Фета «Лирический пантеон»: «Для нас всего отраднее и утешительнее в этом случае знакомство, и как кажется с первого взгляда, знакомство очень близкое и родственное автора этих стихотворений с древней ли­рической музой, и потом — с вдохновенною музою Гете, которая в спокойном величии часто так близко подходит к своей, уже отяг­ченной годами, но вечно юной подруге. Переводы из Гете и Горация служат тому доказательством». Имя Горация названо рядом с Гете не случайно. Не менее важное значение для творческого развития Фета имело серьезное, ничем не опосредованное знакомство с са­мой «древней музой».

Первое место среди античных авторов, повлиявших на твор­ческое становление Фета, принадлежит Горацию. Уже на втором курсе Фет пробовал, и очень успешно, переводить его. Позднее Фет вспоминал, что его профессор, Дмитрий Львович Крюков, читавший с ними Горация, сделал на занятии несколько пере­водов, что произвело на Фета большое впечатление, и вскоре он сам перевел 14-ю оду I книги, озаглавленную им «К Республике». Профессора — Д.Л. Крюков, С.П. Шевырев, И.И. Давыдов — одо­брили первые опыты поэта. Для самого Фета эти переводы стояли в одном ряду с его оригинальным творчеством: в 1840 г. он поме­щает в «Лирическом пантеоне» оды 5-ю и 25-ю I книги Горация. В 1844 г. С.П. Шевырев печатает в «Москвитянине» целую подбор­ку од из I книги, написав в предисловии: «Мы до сих пор подобно­го перевода еще не имели… г. Фет в своем переводе воспроизводит нам дух поэта римского — и передает его с близостию неимовер­ною». В 1849 г. в «Москвитянине» напечатаны еще две оды, 10-я и 14-я, из II книги Горация. В следующие годы Фет, вообще отошед­ший от литературы, мало работал над Горацием. Однако в 1853 г., во время пребывания в водолечебнице в Лопухинке, Фет все-таки закончил перевод всех четырех книг од. В 1856 г. этот перевод был напечатан в «Отечественных записках» (т. 104-107). На следую­щий год в «Библиотеке для чтения» выходит «Песнь столетию», а в 1863 г. -11 -й эпод.

Глубокий интерес к античной литературе Фет сохранил на всю жизнь. Им были переведены (а перевод — лучшая форма знаком­ства с иноязычным произведением, считал Фет) весь Гораций, сатиры Ювенала, весь Катулл, элегии Тибулла, Проперция, «Метаморфозы», «Тристии» и некоторые из «Любовных эле­гий» Овидия, почти весь (за исключением некоторых эпиграмм) Марциал, отрывки из Лукреция, «Энеида» Вергилия, сатиры Персия и комедия Плавта «Горшок».

Античность оказала влияние на творчество Фета не только че­рез Горация, бывшего спутником Фета с юношеских лет и до кон­ца жизни (Пушкинская премия 1884 г. за первый в России полный перевод Горация). Заметно также если не влияние, то какая-то пе­рекличка мотивов, образов, композиции, настроения лирики Фета с творчеством Овидия, Катулла, поэтов Греческой Антологии.

Жанр антологической поэзии имел к 40-м гг. XIX в. такое рас­пространение в русской поэзии, что найти в нем свое лицо было непросто. Именно к этому времени относятся первые опыты Фета в антологическом жанре. Фет пробовал разные грани антологиче­ского жанра, причем не последовательно, а одновременно экспери­ментировал сразу в нескольких направлениях. Одним из таких на­правлений представляется группа элегий: «Право, от полной души я благодарен соседу…» (1842), «Скучно мне вечно болтать о том, что высоко, прекрасно…» (1842), «Друг мой, бессильны слова, одни поцелуи всесильны…» (1842), «Рад я дождю, от него тучнеет мяг­кое поле…» (1842), «Слышишь ли ты, как шумит крылами угольное стадо?..» (1842), «Лозы мои под окном разрослись живописно и даже…» (1847), «Странное чувство какое-то в несколько дней овла­дело…» (1847), «Целый заставила день меня промечтать ты сегод­ня…» (1857).

Опубликовано в Справочные материалы.