Что можно сказать о первых произведениях Мандельштама?

Что можно сказать о первых литературных опытах О. Мандельштама?

Интерес Мандельштама к литературе проявился уже в годы его учебы в петербургском Тенишевском училище и был поддержан преподавателем-словесником В.В. Гиппиусом, оказавшим на буду­щего поэта большое влияние. Первые стихотворения написаны Мандельштамом в 1908 г. и напечатаны в альманахе «Аполлон» в 1909 г. К этому времени относится знакомство Мандельштама с И.С. Гумилевым, В. Ивановым и другими литераторами. В 1910 г. Мандельштам вступает в «Цех поэтов». В 1911 г. он по­ступил на романо-германское отделение историко-филологического факультета Петербургского университета. В 1912 г. им на­писана статья «Утро акмеизма» (впервые опубликована в 1919 г. как манифест акмеизма).

В 1913 г. вышла первая книга стихов Мандельштама, издан­ная им на собственные деньги. В 1916 г. она была издана в зна­чительно дополненном виде. Так началась его профессиональная литературная деятельность.

Первая книга Мандельштама «Камень» была благожела­тельно встречена критикой. Поэт становится адептом литератур­ного течения, известного под названием акмеизм. В статье «Утро акмеизма» он опирался в основном на свой поэтический опыт и художественные искания. Основа этого манифеста- востор­женное приятие мира; художественный образ понимается как сложный организм; большое значение придается «внутреннему» смыслу слова. Главное для акмеистов (от греч, акмэ — вершина) в поэзии — конкретность, вещественность: «Любите существо­вание вещи больше самой вещи — вот высшая заповедь акмеиз­ма», — писал Мандельштам.

Для поэзии Мандельштама характерно «ясное» изображение предметов и их деталей, чувств и эмоций. Мандельштам использу­ет слова в их изначальном, «простом» смысле, в отличие от футу­ристов, стремившихся к усложнению и расширению круга поня­тий, обозначенных одним словом: акмеисты, приверженцем кото­рых явился Мандельштам, «с презрением отбрасывают бирюльки футуристов, для которых нет высшего наслаждения, как зацепить вязальной спицей трудное слово», «логос такая же прекрасная форма…» («Утро акмеизма»). Но в его поэзии встречаются и неоло­гизмы: «остроласковый лавр», «светоговорильня», «черноречивое молчанье», «душемутитель» и др.

В статье «О природе слова» (1922) Мандельштам писал: «Для российской поэтической судьбы глубокие пленительные глюковские тайны не в санскрите и не в эллинизме, а в последовательном обмирщении поэтической речи».

Драматичность характерна даже для монологических стихов Мандельштама, в которых психологические состояния, отвлечен­ные понятия предстают как аллегорические образы. Например, поэт обращается к веку, борется с тяжестью и т.д. Метафору поэт считал важнейшим тропом: «…только через метафору раскрывает­ся материя, ибо нет бытия без сравнения…» («Разговор с Данте»). В его поэзии метафоры ярки и неожиданны: «широкая разлапица бульваров», «Мастер Генрих, конек-горбунок».

Опубликовано в Справочные материалы.