Что такое Огаревское дело

В 1863 г. Н.А. Некрасов окончательно расстался со своей гражданской женой А.Я. Панаевой. Во многом осложнило их отношения так называемое «огаревское дело». В чем его суть?

Суть его заключалась в следующем. Когда в конце 1844 г. Н.П. Огарев расстался со своей женой Марией Львовной, он решил материально обеспечить ее и выдал ей заемные письма на 200 тыс. рублей. Мария Львовна жила за границей и попросила свою близ­кую подругу Панаеву вести ее дела в России. Панаева, в свою очередь, пригласила к себе в помощники дальнего родственника И.И. Панаева, И.С. Шеншиева. Огарева, долгое время получавшая от мужа проценты с выделенного ей капитала, решила получить с него все деньги и поручила это сделать Панаевой. Деньги эти были с Огарева взысканы. А когда в начале 1854 г. Мария Львовна умерла и все ее имущество унаследовал Огарев (развод между ними не был оформлен), то выяснилось, что никаких денег она от Панаевой и Шеншиева не получила. Огарев потребовал деньги вернуть, но дела Панаевой и Шеншиева были запутаны, и к тому же капитал, полученный ими, заключался не в наличных деньгах, а в имениях, которые Шеншиев, чтобы приумножить свои доходы, успел продать и купить новые. Короче говоря, деньги они вернуть не смогли, и дело было передано в суд.

Огарев был уверен, что всеми действиями Панаевой и Шеншиева руководил Некрасов, и сумел убедить в этом своего друга Герцена.

Некрасов, который в это время лечился за границей, узнав, что Герцен «против него восстановлен» «известной историей огаревского дела», был очень огорчен. «Мне просто больно, — писал он Тургеневу, — что человек, которого я столько уважаю… что этот человек нехорошо обо мне думает». Некрасов решил встретиться с Герценом и все объяснить и попросил Тургенева устроить эту встречу. «Ты лучше других можешь знать, — писал он ему, — что я тут столько же виноват и причастен, как ты, например. Если моя вина в том, что я не употребил моего влияния, то прежде надо было знать, имел ли я его — особенно тогда, когда это дело разрешалось. Если оно и могло быть, то гораздо прежде». И далее Некрасов про­сил передать Герцену, что «если он на десять минут обещает зайти ко мне в гостиницу (к нему мне идти неловко, потому что я положи­тельно знаю лютую враждебность Огарева ко мне), то я, ни минуты не колеблясь, приеду в Лондон».

Из письма ясно, что Некрасов никакого отношения к «огаревскому делу» не имел и поэтому не мог заставить Панаеву вернуть деньги, тем более что в этом момент отношения между ними были фактически прерваны и он серьезно намеревался расстаться с ней.

В Лондон Некрасов поехал, но Герцен с ним встретиться не по­желал, а чуть позже послал ему письмо, в котором уведомлял, что не может видеться с ним до тех пор, пока не получит дока­зательств, что он «был чужд этого дела и вся ответственность за него падает на третье лицо» (Панаеву). Некрасов оказался в очень затруднительном положении. С одной стороны, ему хотелось реа­билитировать себя в глазах Герцена. А с другой — давая письмен­ное подтверждение вины Панаевой (поскольку Герцен отказывал­ся удовлетвориться личным объяснением), он поступил бы весь­ма неблагородно, предав тем самым близкого человека. Поэтому Некрасов ответил Герцену, что оправдываться подобным образом он «не считает удобным».

«Огаревское дело» продолжалось долго и завершилось прими­рением сторон только в конце 1860 г. Некрасову стоило немалых трудов заставить Шеншиева вернуть деньги Огареву, а долг, чис­лившийся за Панаевой, он погасил из своих средств.

Здесь искали:

  • огаревское дело
Опубликовано в Справочные материалы.