Краткое содержание: Гроза, Островского

Гроза

Действие происходит в городе Калинове, на бе­регу Волги, летом. Общественный сад на высоком берегу, за Волгой сельский вид. Кулигин сидит на скамье и смотрит за реку. Кудряш и Шапкин про­гуливаются.

Кулигин поет «Среди долины ровныя, на гладкой высоте…». Перестает петь и восхищается красота­ми Волги. Разговаривает с Кудряшом. Неподале­ку Дикой ругает племянника, размахивая руками. Оба характеризуют его отрицательно: ругатель, ни за что человека оборвет, достался ему в жер­твы Борис Григорьевич. Тут же говорят про каба­ниху — что она делает подобные вещи под видом благочестия, а Дикой как с цепи сорвался, и унять его некому. Кудряш высказывает мысль, что Ди­кого надо проучить: поговорить в переулке с гла­зу на глаз, чтоб шелковый сделался. «Недаром он хотел тебя в солдаты-то отдать», — замечает Шапкин. «Не отдаст он меня: он чует носом-то своим, что я свою голову дешево не продам. Это он вам страшен-то, а я с ним разговаривать умею… он слово, а я десять; плюнет, да и пойдет. Нет, уж я перед ним рабствовать не стану», — отвечает Кудряш. Кулигин замечает, что лучше уж стер­петь. Дикой и Борис проходят мимо, Кулигин сни­мает шапку. Шапкин говорит Кудряшу: «Отойдем к сторонке: еще привяжется, пожалуй». Отходят. Те проходят мимо. Дикой называет племянника дармоедом, в этот выходной он все время попада­ется ему под ноги. Дикой уходит, Борис остается на месте. Кулигин спрашивает, почему Борис жи­вет у дяди и терпит его брань.

Борис рассказывает: бабушка его невзлюбила отца за то, что он женился на благородной, поэто­му они жили в Москве. Потом бабушка умерла и оставила завещание, чтобы дядя выплатил пле­мянникам их часть только с условием, если они будут к нему почтительны. Кулигин замечает, что с таким условием наследства не видать никогда. Борис согласен, но ему жаль больную сестру, оставшуюся в Москве. Он выполняет любую рабо­ту у дяди, а сколько ему заплатят — не знает. Ди­кой ко всем придирается, а когда его обидит такой человек, которому он не смеет ответить, срывает зло на домашних.

Проходят несколько человек с вечерней служ­бы. Кудряш и Шапкин кланяются и уходят. Борис жа­луется Кулигину, что никак не привыкнет к мест­ным обычаям. Кулигин отвечает, что никогда и не привыкнет, нравы в городе жестокие, бедность и гру­бость.

Входят Феклуша и другая женщина. Феклуша рассказывает женщине про щедрость купцов, осо­бенно Кабановой. Борис спрашивает у Кулигина про Кабанову и слышит в ответ: «Ханжа, сударь! Нищих оделяет, а домашних заела совсем». После паузы Кулигин говорит Борису, что хочет изобрес­ти вечный двигатель, продать англичанам, а день­ги использовать для того, чтобы дать мещанству работу.

Борис, оставшись один, размышляет о своем со­беседнике и думает о женщине, в которую влюбил­ся. Тут же он видит ее. Идет семья Кабановых: Ка­баниха, Тихон, Катерина и Варвара.

Кабаниха строжит сына, он весь в ее воле, со всем соглашается. Его сестра Варвара про себя ворчит на маменьку. Кабанова говорит, что родительская строгость — от любви, а дети да снохи не понима­ют. Пеняет сыну, что жена ему милее матери, от­водит его от Кабанихи. Катерина говорит ей, что почитает ее как родную мать, на что свекровь от­вечает, что ее не спрашивают, выскакивать не на­до. Катерина обижается, а Кабаниха все распекает сына. Он тоже огорчается. На это мать заявляет, что такого мужа не будет бояться жена, а если так, то и свекровь она не будет бояться. С женой нуж­но не лаской, а окриком — учит она Тихона. Ина­че жена и любовника заведет. А Тихон еще и се­стре не должен подавать отрицательный пример, она девица. Назвав сына дураком, Кабаниха ухо­дит домой, молодежь гуляет еще немного. Тихон начинает выговаривать жене, что из-за нее ему попало от маменьки. Сначала Кабаниха пристава­ла к нему с женитьбой, а теперь проходу не дает из-за жены. Варвара заступается за Катерину, говорит, что Тихон и мать на нее только нападают, а сам брат только и думает о том, чтобы с Диким выпить. Тихон признается, что сестра угадала. Вар­вара отпускает его к купцу, Катерина и Варвара остаются вдвоем. Катерина спрашивает у Варва­ры, жалеет ли она ее, любит ли. Услышав утвер­дительный ответ, откровенничает с ней: «Знаешь, мне что в голову пришло?.. Отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела. Попробовать нешто теперь?» Катерина вспоминает свою жизнь до замужества: жила без забот, маменька ее наряжала, полон дом был бого­молок, ходили в церковь, слушали жития, стихи пели. Варвара говорит ей, что у них то же самое. Но Катерина возражает: в доме Кабанихи она чувствует себя подневольной, даже сны ей снятся редко, и не те, а раньше снилось, что летала. Кате­рина думает, что скоро умрет, потому что чувству­ет что-то необыкновенное, как будто снова жить начинает; чего-то боится, как будто стоит над про­пастью и ее туда толкают, а удержаться не за что. Варвара беспокоится, здорова ли Катерина, на что ей Катерина отвечает, что лучше бы была больна. Мечтается ей о жарких разговорах, о чужих объ­ятьях, любит она другого. Варвара не осуждает ее. Наоборот, обещает завтра, как только Тихон уедет, помочь Кате встретиться с мужчиной.

Входят барыня с палкой и два лакея в треуголь­ных шляпах сзади. Барыня говорит девушкам, что красота ведет в омут и все будут кипеть в смоле. Уходит. Катерина пугается. Варвара говорит, что все вздор, барыня сама грешила, теперь всех пу­гает. Но Катерина не успокаивается, а еще боль­ше паникует от приближения грозы. Она боится, что ее убьет и она предстанет перед Богом после такого разговора со всеми лукавыми мыслями, то­ропится домой — молиться. Подходит Кабанов, его торопят идти домой.

В доме Кабановых Глаша собирает вещи Тихо­на в узлы. Входит Феклуша. В разговоре со слу­жанкой пугает ее наказанием за грехи, говорит, что только здесь закон праведный, а другие — не­ праведные, пугает землей, где все люди с песьими головами, потому что наказаны за неверность. На­говорившись, Феклуша уходит. Входят Катерина и Варвара. Варвара велит отнести вещи в кибит­ку, оставшись наедине с Катериной, разговарива­ет с ней. Катерина рассказывает, какой она была в детстве: «Такая уж я зародилась, горячая! Я еще лет шести была, не больше, так что сделала! Оби­дели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно; я выбежала на Волгу, села в лодку, да и от­пихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, верст за десять!» Варвара говорит ей, что она не любит Тихона, Катерине его жалко, но жалость — не любовь. Варвара догадывается, в кого она влюб­лена, потому что не раз видела, как меняется в ли­це Катерина, увидев Бориса Григорьича. Варвара передает от него поклон и учит: не выдай себя, учись врать, дом на этом и стоит. Катерина отве­чает, что думать о нем не хотела, будет мужа лю­бить, а Варвара ее смущает, напоминает про Бори­са. Ночью Катерину «смущал враг», даже из дома хотела уйти. Варвара считает, что можно делать все, что хочешь, только втайне. Катерина не ви­дит в этом ничего хорошего и решает терпеть, по­ка терпится. А если терпеть не сможет, уйдет. «Куда ты уйдешь? Ты мужняя жена», — говорит ей Варвара. «Коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выбро­шусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!» — отвечает Катерина. Немного помолчав, Варвара предлагает, как уедет Тихон, спать в саду, в беседке. На нерешитель­ность Катерины она говорит, что и ей так нужно.

Тихона тем временем опять наставляет маменька. Даже вне дома он связан по рукам и ногам, только и думает, как поскорее вырваться из-под мате­ринской опеки и запить. Перед отъездом Кабано­ва велит сыну приказать жене, чтобы она слуша­лась свекровь, не грубила, почитала ее, как родную мать, не сидела, как барыня, сложа руки, в окна глаз не пялила и на молодых парней не загляды­валась. Кабанов, сконфузившись, все повторяет. Катерина строго глядит на него. Кабанова с дочерью уходят. Катерина стоит как будто в оцепенении. Тихон заговаривает с ней, просит прощения. По­качав головой, Катерина говорит, что свекровь ее обидела, кидается на шею мужу и просит его не уезжать. Кабанов не может ослушаться мамень­ки, да и сам он хочет вырваться из дома побыстрее, даже от жены: «Да как знаю я теперича, что неде­ли две никакой грозы надо мной не будет, канда­лов этих на ногах нет, так до жены ли мне?» Кате­рина ищет в муже поддержку, средства спастись от искушения, а он говорит, что ей нечего пережи­вать, если она остается с маменькой. Жена просит Тихона взять с нее страшную клятву верности, но Тихон ее не понимает.

Входят Кабанова, Варвара и Глаша. Тихону по­ра ехать. Он прощается с Кабанихой — она велит кланяться ей в ноги. Прощается с Катериной, она кидается Тихону на шею. Кабаниха велит соблю­дать порядок и кланяться в ноги главе семьи. Ка­банов целуется с Варварой и Глашей, уходит, за ним Катерина, Варвара и Глаша.

Кабанова, оставшись одна, размышляет вслух о глупой молодежи, не знающей порядка, и о ста­рине, на которой свет держится. К ней входят Ка­терина и Варвара. Свекровь продолжает учить Катерину: «Ты вот похвалялась, что мужа очень любишь; вижу я теперь твою любовь-то. Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полто­ра воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего».

Варвара уходит со двора, Кабаниха идет молить­ся, Катерина задумывается. Она хотела бы иметь детей, жалеет, что не умерла маленькой, думает, как бы скоротать время до приезда мужа. Решает по обещанию сшить белье и раздать бедным. Тут опять появляется Варвара, собирается гулять. Она сообщает Катерине, что маменька позволила спать в саду, а там за малиной есть калитка на зам­ке, ключ от нее Варвала подменила, и теперь Ка­терине можно встретиться с Борисом. Варвара от­дает ключ Катерине, та растеряна, хочет бросить ключ, а потом рассуждает, что поглядеть на Бо­риса и поговорить с ним — не грех, может, такого случая больше не будет. Решает не обманывать себя — признается, что ей очень хочется увидеть Бориса.

Кабанова и Феклуша сидят на скамейке перед воротами у дома Кабановых. Разговаривают. Фек­луша прославляет «добродетель» хозяйки, сетуя на людскую суету и гульбища. Осуждает появле­ние поезда, для нее это огненный змий, который кажется суетным людям машиной, только пра­ведные видят его в истинном обличье. Время, по утверждению Феклуши, становится короче за гре­хи людские. Кабанова говорит, что будет еще ху­же. Подходит Дикой. Начинает спорить с Кабани­хой, та его осаживает, не желая спорить, собирается идти домой. Тогда Дикой просит ее остаться и по­говорить, чтобы успокоиться, его рассердили с са­мого утра. Пристают те, кому он задолжал, а он от этого заводится, все домашние в страхе. Кабаниха приглашает его к себе на ужин, уходят. Глаша ос­тается у ворот и замечает Бориса. Он подходит и спрашивает про дядю. Глаша отвечает и уходит, а Борис страдает, что нельзя незваным войти в дом и взглянуть на Катерину: «Что вышла замуж, что схоронили — все равно». Навстречу Борису идет Кулигин, зовет на бульвар. Кулигин рассуждает — пустует бульвар, бедным гулять некогда, а бога­тые по домам сидят, семьи тиранят: «Все шито да крыто — никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри в людях ме­ня да на улице, а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да со­баки злые. Семья, говорит, дело тайное, секрет­ное! Знаем мы эти секреты-то!.. Ограбить сирот, родственников, племянников, заколотить домаш­них так, чтобы ни об чем, что он там творит, писк­нуть не смели. Вот и весь секрет».

Видят Кудряша и Варвару, они идут и целуют­ся. Затем Кудряш уходит, а Варвара идет к своим воротам и зовет Бориса. Он подходит.

Кулигин уходит на бульвар. Варвара пригла­шает Бориса к оврагу за садом Кабанихи. Он идет вслед за Кулигиным.

Ночью к оврагу, покрытому кустами, подходит Кудряш с гитарой, садится на камень и поет. При­ходит Борис. Кудряш ждет Варвару и не понима­ет, что нужно здесь Борису. Тот признается, что полюбил замужнюю. Кудряш предостерегает: за это его зазнобу, если узнают, в гроб вколотят. «Смотрите — себе хлопот не наделайте, да и ее-то в беду не введите! Положим, хоть у нее муж и ду­рак, да свекровь-то больно люта».

Выходит из калитки Варвара, поет, Кудряш от­вечает ей песней. Варвара сходит по тропинке и, закрыв лицо платком, подходит к Борису, велит ему подождать.

Парочка обнимается и уходит на Волгу. Борис словно во сне, сердце бьется, он ждет Катерину. Она тихо сходит по тропинке, покрытая большим белым платком.

Борис говорит ей о любви и хочет взять за ру­ку. Катерина пугается и просит не трогать ее, про­гоняет его прочь. Катерина говорит Борису, что он загубил ее, только его воле она подчиняется, сама над собой уже не властна, кидается к нему на шею. Влюбленные обнимаются. Теперь Катерине хочет­ся только умереть, Борис успокаивает ее, она же думает о расплате за грех, о людском суде. Нако­нец решает: будь что будет, погуляем, пока муж не приехал, а если потом запрут, так все равно най­дется возможность повидаться.

Возвращаются Кудряш и Варвара, отправля­ют их погулять, сами садятся на камень. Кудряш опасается, не хватится ли их Кабаниха. Варвара говорит, что если и проснется, то не сможет в сад пройти, заперто. А Глаша караулит, чуть что — голос подаст. Кудряш тихо играет на гитаре. Пора домой, первый час ночи. Кудряш свистит Борису. Прощаются, договариваются встретиться завтра.

На берегу Волги — узкая галерея со сводами старинной, начинающей разрушаться постройки. Несколько гуляющих мужчин и женщин прохо­дят за арками, разговаривают о том, что собира­ется гроза, прячутся под сводами. Осматривают разрисованные стены: изображена геена огнен­ная, куда едут люди «всякого звания и всякого чи­на», Литовская битва. Входят Дикой и за ним Ку­лигин, все кланяются и принимают почтительное положение. Кулигин уговаривает Савела Прокофьи­ча пожертвовать десять рублей для пользы общест­ва; он хочет поставить на бульваре солнечные часы. Дикой недоволен, сердит, отмахивается от собе­седника, называет его разбойником. Когда Кули­гин предлагает спасаться от грозы громоотводом, Дикой говорит, что гроза посылается в наказание и громоотводом от нее не оборонишься. Дождь про­ходит. Дикой и все остальные уходят. Через неко­торое время под своды быстро входит Варвара и, притаившись, кого-то высматривает. Проходит Борис, она манит его рукой. Девушка сообщает, что Тихон приехал раньше времени и Катерина все время плачет и не поднимает на него глаз. Кабани­ха косится на нее, а ей от этого еще хуже. Варва­ра подозревает, что Катерина расскажет все му­жу. Борис пугается. Вдали гремит гром.

Кабанова, Кабанов, Катерина и Кулигин идут по бульвару. Услышав гром, Катерина пугается, вбегает под своды и хватает Варвару за руку. Ка­банова замечает, что «надо жить-то так, чтобы всегда быть готовой ко всему; страху-то бы такого не было». Тихон защищает жену: грехов у нее не больше, чем у всех, а грома она от природы боится. Кабанова говорит, что он не может знать все гре­хи жены, Тихон отшучивается, а Катерина уже готова признаться, но Варвара обрывает разговор.

Борис выходит из толпы и раскланивается с Ка­бановым. Катерина вскрикивает. Тихон успокаи­вает ее. Варвара делает Борису знак, тот отходит к самому выходу. Кулигин выходит на середину, обращается к толпе. И гроза, и северное сияние, и кометы, по его мнению, — благодать, а не угроза: «Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каж­дая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Изо все­го-то вы себе пугал наделали. Эх, народ! Я вот не боюсь. Пойдемте, сударь!» — обращается он к Бо­рису. «Пойдемте! Здесь страшнее!» — отвечает Борис. Уходят. Кабаниха недовольно ворчит на Кулигина. Люди смотрят на небо и говорят о его необыкновенном цвете, делают вывод, что гроза убьет кого-то. Катерина говорит мужу, что гроза убьет ее. Входит барыня с лакеями. Катерина с кри­ком прячется. Барыня смеется над ней: «Видно, боишься: умирать-то не хочется! Пожить хочется! Как не хотеться! — видишь, какая красавица… Красота-то ведь погибель наша! Себя погубишь, людей соблазнишь, вот тогда и радуйся красоте-то своей. Много, много народу в грех введешь… А кто отвечать будет? За все тебе отвечать придется. В омут лучше с красотой-то! Да скорей, скорей!» Катерина в ужасе прячется, Варвара советует ей встать в уголок и помолиться, Катерина отходит, встает на колени, видит на стене изображение геены огненной и вскрикивает. Кабанов, Кабанова и Варвара окружают ее. Катерина в страхе приз­нается во всем и падает без чувств на руки мужа.

Кулигин в сумерках сидит на лавочке и поет. По бульвару идет Тихон. Подходит к Кулигину и начинает жаловаться: «Несчастный я теперь, бра­тец, человек! Так ни за что я погибаю, ни за грош!» Тихон считает маменьку причиной всего, что про­изошло. Жену он любит, побил немного по приказу матери, но жаль на нее смотреть. Кабаниха гово­рит, что Катерину «надо живую в землю зако­пать, чтобы она казнилась!», ест ее поедом. Тихон, если бы не маменька, жену простил бы. Глядя на Катерину, убивается, видит, что Борису ее тоже жалко. Самого Бориса дядя отправляет на три го­да в Сибирь. Семейство Кабановых «расшиблось врозь»: Варвара сбежала с Кудряшом, как толь­ко маменька стала ее запирать на замок. Дом Ти­хону опостылел.

Входит Глаша, говорит, что Катерина сбежала и ее не могут найти. Кабанов боится, что она нало­жит на себя руки от тоски. Все уходят ее искать.

Катерина идет по бульвару. Она ищет Бориса, чтобы проститься с ним, но его нигде нет. Жалеет, что ввела его в беду, жалуется на тяжелые ночи и нелегкие дни, хочет, чтобы ее казнили, бросили в Волгу. Зовет Бориса, он идет на голос. Обнима­ются, плачут вместе. Катерина просит, чтобы он взял ее с собой, но Борис не может, лошади уже готовы и дядя отправляет его. Катерина жалуется на мучительницу-свекровь, на попреки. Ласка Ти­хона для нее хуже побоев. Катерина просит Бори­са по дороге подавать нищим и приказывать им мо­литься за ее грешную душу. Прощаются. Борис, заподозрив неладное, спрашивает, не задумала ли она чего.

Катерина успокаивает его, отправляет домой. Борис, уходя, рыдает: «Только одного и надо у бо­га просить, чтоб она умерла поскорее, чтоб ей не мучиться долго!» Катерина провожает его глаза­ми и размышляет, куда ей идти: «Мне что домой, что в могилу — все равно… В могиле лучше…» Ду­мает о смерти, как об избавлении от надоевшей жизни в противном доме, в противной семье. Под­ходит к берегу и громко прощается с Борисом.

Кабанова, Кабанов, Кулигин ищут Катерину, подходят к месту, где ее видели люди. С разных сторон собирается народ с фонарями. С берега кричат, что в воду бросилась женщина. Кулигин и за ним несколько человек убегают. Кабанов хочет бежать, но мать удерживает его за руку. Тихон просит отпустить его: «Я ее вытащу, а то так и сам… Что мне без нее!» Кабанова не пускает его, грозя проклятием, разрешает только подойти к телу, ког­да вытащат.

Кулигин вытаскивает тело. Тихон еще надеется, что она жива, но Катерина, ударившись виском о якорь, умерла. Кабанов бежит, навстречу ему Ку­лигин с народом несут Катерину.

«Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней, что хо­тите! Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша: она теперь перед судией, который мило­серднее вас!» — говорит Кулигин Кабановым, кладет тело на землю и убегает. Кабанов бросает­ся к Катерине, плачет по ней: «Маменька, вы ее погубили, вы, вы, вы…» Кабанова говорит ему: «Что ты? Аль себя не помнишь? Забыл, с кем гово­ришь?.. Ну, я с тобой дома поговорю». Низко кла­няется народу, благодарит за услугу. Ей кланяются.

«Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить на свете да мучиться!» — говорит Тихон и падает на труп жены.

Здесь искали:

  • феклуша помогает катерине встретиться с борисом
  • Гроза сочинение Ну я с тобой дома поговорю ( каким будет разговор матери и сына
  • за что мать Дикого невзлюбила его брата отца Бориса?
Опубликовано в Сочинения.