Краткое содержание: Война и мир, Том четвертый, Часть 1

ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ Часть I

В Петербурге все идет по-прежнему. Именно поэтому никто в полной мере не сознавал, в какой опасности находится народ. В ходу были те же развлечения: балы, французский театр и т. д. «Толь­ко в самых высших кругах делались усилия для того, чтобы напоминать трудность настоящего по­ложения». В день битвы под Бородином в салоне Анны Павловны Шерер был вечер. Обсуждали не только битву, но и болезнь графини Безуховой. Все понимали, что болезнь связана с личными обс­тоятельствами жизни графини — она происходи­ла «от неудобства выходить замуж сразу за двух мужей».

На следующий день стала распространяться весть о том, что в битве победили русские войска. Все были очень рады. Все старательно демонстри­ровали патриотизм. Князь Василий, который рань­ше давал Кутузову не самые лестные характерис­тики, заявил, что всегда верил в то, что именно тот сможет победить Наполеона. На фоне такой радо­сти известие о смерти графини Безуховой было полной неожиданностью. Говорили о том, что «гра­финя Безухова умерла от страшного припадка ан­гины»… Но многие знали, что графиня приняла ог­ромную дозу лекарства.

Прошло три дня, и все узнали о сдаче Москвы. Эта новость стала потрясением. Все возмущались действиями главнокомандующего. Князь Василий сокрушался: «Как можно было поручить такому человеку судьбу России!»

Через несколько дней после того, как Москва была сдана, к государю приехал посланец и сооб­щил об этом событии. Государь решил, что теперь нужно вести войну до тех пор, пока не будут ис­черпаны все средства. Теперь не может быть и ре­чи о мире с Наполеоном. В стране была сложная обстановка. Половина России уже была завоева­на. Нарастало недовольство со стороны народа, под­нималось ополчение.

«Наполеон или я… Мы больше не можем цар­ствовать вместе», — так считает государь.

В четвертом томе романа «Война и мир» Толс­той много рассуждает о войне и о том, какое зна­чение имеет участие людей в ней: «В то время как Россия была до половины завоевана, и жители Москвы бежали в дальние губернии, и ополченье за ополченьем поднималось на защиту отечества, невольно представляется нам, не жившим в то время, что все русские люди от мала до велика были заняты только тем, чтобы жертвовать со­бою, спасать отечество или плакать над его поги­белью».

Но, как констатирует Толстой, далеко не все были готовы отдавать все свои силы войне: «Боль­шая часть людей того времени не обращали ника­кого внимания на общий ход дел, а руководство­вались только личными интересами настоящего. И эти-то люди были самыми полезными деятеля­ми того времени. Те же, которые пытались понять общий ход дел и с самопожертвованием и геройст­вом хотели участвовать в нем, были самые беспо­лезные члены общества; они видели все навыворот, и все, что они делали для пользы, оказывалось бес­полезным вздором, как полки Пьера, Мамонова, грабившие русские деревни, как корпия, щипанная барынями и никогда не доходившая до ране­ных и т. п.»

Мысли о роли людей в истории Толстого очень интересны: «В исторических событиях очевиднее всего запрещение вкушения плода древа позна­ния. Только одна бессознательная деятельность приносит плоды».

«Николай Ростов без всякой цели самопожерт­вования, а случайно, так как война застала его на службе, принимал близкое и продолжительное участие в защите отечества и поэтому без отчая­ния и мрачных умозаключений смотрел на то, что совершалось тогда в России. Ежели бы у него спросили, что он думает о теперешнем положении России, он бы сказал, что ему думать нечего, что на то есть Кутузов и другие…» Николай Ростов от­правился в командировку в Воронеж. У тамошне­го губернатора Николай узнал о заводах, на кото­рых можно достать лошадей.

Ростов был приглашен на прием к губернатору. Там он познакомился с тетей княжны Болконской, Анной Игнатьевной Мальвинцевой. Когда речь за­шла о княжне Марье, Ростов внезапно смутился. Он испытывает странные чувства, сам не в состоя­нии понять себя.

Речь заходит о том, что можно сосватать княж­ну Марью. Об этом в шутливом тоне говорит гу­бернаторша. Николай Ростов рассказывает о том, что его мать мечтает подыскать ему богатую не­весту. Однако ему самому не хочется жениться по расчету. Николай Ростов думает о том, что княж­на Болконская совсем другое дело. Она ему очень нравится. Но его беспокоит мысль, что он дал обе­щание жениться на Соне. Нарушить свое слово он не может. Однако ему обещают, что эти проблемы можно уладить.

Княжна Марья, ее племянник и гувернер от­правляются к Мальвинцевой в Воронеж. Губерна­торша рассказала княжне Марье о Ростове. Она лестно о нем отзывалась, также рассказала, как он смутился при упоминании о Марье. Княжна стала много думать о Ростове.

Вскоре Ростов приехал. Марья была взволно­вана этим событием. Она вдруг сразу изменилась.

Ее поведение стало более женственным, в ней проявилось то, что ранее было скрыто. Все вокруг удивились. «В первый раз вся та чистая духовная внутренняя работа, которою она жила до сих пор, выступила наружу Вся ее внутренняя, недоволь­ная собой работа… любовь, самопожертвование — все это светилось теперь в этих лучистых глазах, в тонкой улыбке, в каждой черте ее нежного лица. Ростов увидал все это так же ясно, как будто он знал ее всю жизнь. Он чувствовал, что существо, бывшее перед ним, было совсем другое, лучшее, чем все те, которые он встречал до сих пор, и луч­шее, главное, чем он сам».

Встреча с княжной Марьей была для Ростова значимым событием. После этой встречи все, что было раньше важным, потеряло свое значение.

Когда было получено известие о Бородинском сражении; о сдаче Москвы, а также о том, какие потери потерпели русские войска, все были по­трясены. Княжна Марья беспокоится о судьбе своего брата. В списках убитых его нет, но о нем никто не знает. Девушка готова ехать на поиски.

Николай Ростов получил от Сони письмо. Она возвращает ему свободу. Также Николай получил письмо от своей матери. Она сообщила ему печаль­ные вести, семья была разорена, утратила все сос­тояние.

Мать Николая также рассказала, что вместе с ними ехал раненый князь Андрей, за которым ухаживали Соня и Наташа.

Практически сразу Николай сообщил об этом княжне Марье. Девушка немедленно отправилась в Ярославль, а Ростов вернулся в полк.

Очень интересно, почему Соня освободила Ни­колая Ростова от данного им слова. Дело в том, что графиня, мать Николая, все больше и больше ду­мала о том, что сыну необходима богатая невеста. Соня не соответствовала этим требованиям. Она мешала графине, поэтому она делала все возмож­ное, чтобы Соне в их доме жилось все тяжелее и тя­желее. В один прекрасный момент графиня по­требовала, чтобы Соня разорвала отношения с Ни­колаем.

По мнению графини, именно этим Соня отпла­тила бы за все добро, которое было для нее сдела­но. То есть Соня должна была снова пожертвовать собой.

Соня была в отчаянии, но пообещала сделать все, что хочет графиня. Однако девушка не могла решиться разорвать отношения с Николаем. Соня привыкла и даже любила приносить себя в жерт­ву Но прежде этим она возвышала себя в глазах других и становилась «более достойною Николая». Теперь же именно от Николая и следовало отка­заться, т. е. жертва теряла всякий смысл.

Когда раненый князь Андрей оказался у Рос­товых, Соня была очень рада. Она надеялась, что князь Андрей женится на Наташе.

Если бы это случилось, то Николай не мог бы же­ниться на Марье, так как они стали бы родствен­никами. Именно поэтому девушка написала Ни­колаю о том, что освобождает его от данного им обещания.

Пьер Безухов оказался в плену у французов. Через некоторое время Пьер знал, что он, а также еще несколько человек, которые показались фран­цузам подозрительными, будут осуждены за под­жигательство.

На суде (который не был судом в полном смы­сле этого слова) Безухову, а также другим людям задавали много вопросов. Французы стремились, чтобы подсудимые сами признали свою вину в том, что Москва загорается в разных местах.

Случайно Пьер узнал о том, что французы ожи­дают решения маршала. Прошло несколько дней, и к пленным пришел какой-то важный офицер.

Солдаты обращались к нему очень почтительно. Он делал перекличку заключенных. Безухов не назвал своего имени. Офицер отдал приказ, чтобы пленников привели в порядок, а затем привели к маршалу.

Маршал спросил у Пьера, кто он такой. Безу­хов ничего не ответил. Он знал, что маршал на редкость жестокий человек. Маршал объявил, что Пьер — русский шпион, и велел его расстре­лять.

Всех пленников расставили по порядку, по очереди подводили к столбу. Пьер был шестым по счету. Он находился в таком состоянии, что не мог ни о чем думать. Он хотел только, чтобы все за­кончилось как можно быстрее. Французы решили расстреливать по двое. Однако расстреляли толь­ко четверых. Остальных приводили для того, что­бы они присутствовали на казни.

После казни Пьер оказался в разоренной церк­ви. Через некоторое время ему объявили, что он прощен, и поместили в барак, где содержались другие пленные. Безухов был подавлен. Он поте­рял надежду и веру в жизнь. Все время он сидит практически неподвижно.

Только через некоторое время Пьер заметил че­ловека рядом. Его зовут Платон Каратаев. Он уте­шает Пьера: «Не тужи, дружок: час терпеть, а век жить!»

Платон Каратаев угощает Пьера печеной кар­тошкой и рассказывает о своей жизни. Он попал в солдаты вместо своего брата. У того было пятеро детей, а его собирались забрать в рекруты. Пла­тон Каратаев произвел на Пьера сильное впечат­ление.

Он один из всех заключенных обращал на себя внимание силой своего характера. Платон олице­творяет собой русский народ. Он силен как физи­чески, так и духовно; трудолюбив, не теряет веру в жизнь даже в самых сложных ситуациях.

Платон считал, что жизнь имеет смысл только как частица целого. Речь Платона истинно народ­ная, он постоянно использует пословицы и пого­ворки.

Когда княжна Марья узнала о том, что ее брат жив, то немедленно отправилась в Ярославль. Те­перь Марья изменилась. Она почувствовала себя любимой, к тому же полюбила сама. Любовь при­дает Марье силу и энергию. Графиня Ростова встретила Марью с радостью.

Княжна Марья была рада увидеть Наташу. Но по лицу Наташи Марья поняла, в каком состоянии ee брат.

Когда княжна Марья увидела своего брата, то почувствовала себя в крайне тяжелом положе­нии. Взгляд Андрея почти укорял ее. Девушка по­чувствовала свою вину.

«Да в чем же я виновата?» — спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» — от­вечал взгляд Андрея. Взгляд был холодным, стро­гим, почти враждебным.

«Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого».

«Княжна Марья, выйдя от князя Андрея, поня­ла вполне все то, что сказало ей лицо Наташи. Она не говорила больше с Наташей о надежде на спа­сение его жизни. Она чередовалась с нею у его дива­на и не плакала больше, но беспрестанно молилась, обращаясь душою к тому вечному, непостижимо­му, которого присутствие так ощутительно было теперь над умиравшим человеком».

«Князь Андрей не только знал, что умрет, но чувствовал, что умирает, что он уже умер наполо­вину. Он испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной и странной легкости бы­тия. Он, не торопясь и не тревожась, ожидал того, что предстояло ему. То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, те­перь для него было близкое и — по той странной легкости бытия, которую он испытывал, — почти понятное и ощущаемое».

«Прежде он боялся конца. Он два раза испытал это страшное, мучительное чувство страха смер­ти, конца, и теперь уже не понимал его. Первый раз он испытал это чувство тогда, когда граната волчком вертелась перед ним и он смотрел на жнивье, на небо и знал, что перед ним была смерть. Когда он очнулся после раны и в душе его, мгновенно, как бы освобожденный от удерживав­шего его гнета жизни, распустился этот цветок любви, вечной, свободной, не зависящей от этой жизни, он уже не боялся смерти и не думал о ней.

Чем больше он, в те часы страдальческого уе­динения и полубреда, которые он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему на­чало вечной любви, тем более он, сам не чувствуя того, отрекался от земной жизни. Все, всех лю­бить, всегда жертвовать собой для любви значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнью. И чем больше он проникался этим на­чалом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную пре­граду, которая без любви стоит между жизнью и смертью. Когда он, это первое время, вспоминал о том, что ему надо было умереть, он говорил себе: ну что ж, тем лучше.

Но после той ночи в Мытищах, когда в полу­бреду перед ним явилась та, которую он желал, и когда он, прижав к своим губам ее руку, запла­кал тихими, радостными слезами, любовь к одной женщине незаметно закралась в его сердце и опять привязала его к жизни. И радостные и тревожные мысли стали приходить ему».

«Это было вечером. Он был, как обыкновенно после обеда, в легком лихорадочном состоянии, и мысли его были чрезвычайно ясны. Соня сидела у стола. Он задремал. Вдруг ощущение счастья охватило его. “Ах, это она вошла!” — подумал он. Действительно, на месте Сони сидела только что неслышными шагами вошедшая Наташа.

С тех пор как она стала ходить за ним, он всег­да испытывал это физическое ощущение ее бли­зости».

«Неужели только затем так странно свела ме­ня с нею судьба, чтобы мне умереть?.. Неужели мне открылась истина жизни только для того, чтобы я жил во лжи? Я люблю ее больше всего в мире», — думал князь Андрей.

«Засыпая, он думал все о том же — о жизни и смерти. И больше о смерти. Он чувствовал себя ближе к ней. “Любовь? Что такое любовь? — ду­мал он. — Любовь мешает смерти. Любовь есть жизнь. Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все связано одною ею. Любовь есть Бог, и умереть — значит мне, частице любви, вернуться к общему и вечному источнику”».

Все эти сложные мысли одолевали князя Анд­рея, находящегося в тяжелом лихорадочном сос­тоянии. Во сне он видел, как отворилась дверь и вошла смерть. Князь Андрей умер. Но в то же мгновение он вспомнил, что спит, и проснулся. «Да, это была смерть. Я умер — я проснулся. Да, смерть — пробуждение!»— это понял он. Это про­изошло с ним за два дня до приезда его сестры, княжны Марьи. «С этого же дня, как говорил док­тор, изнурительная лихорадка приняла дурной характер».

«С этого дня началось для князя Андрея вместе с пробуждением от сна — пробуждение от жизни. И относительно продолжительности жизни оно не казалось ему более медленно, чем пробуждение от сна относительно продолжительности сновиде­ния».

В последние часы рядом с князем Андреем бы­ли его сестра и Наташа. Перед смертью князя Ан­дрея «исповедовали, причастили; все приходили к нему прощаться». Он благословил своего сына. Князь Андрей умер.

Здесь искали:

  • война и мир 4 том 1 часть краткое содержание
  • действительно на месте сони
Опубликовано в Сочинения.