Краткое содержание: Вишневый сад, Чехов

ВИШНЕВЫЙ САД

Действие происходит в имении Л. А. Раневской.

Действие 1

Комната, которую до сих пор называют дет­ской. Май, цветут вишневые сады. Лопахин и Ду­няша ждут, когда со станции приедут Раневская и те, кто поехал ее встречать. Лопахин, сын кре­постного Раневской, вспоминает, как она жалела его в детстве. Он упрекает Дуняшу за то, что она ведет себя как барышня. Входит Епиходов. Он жа­луется Лопахину на то, что с ним каждый день происходят какие-либо несчастья. Епиходов ухо­дит. Дуняша говорит о том, что Епиходов сделал ей предложение. Она так говорит о нем: «Человек он смирный, а только иной раз как начнет гово­рить, ничего не поймешь. И хорошо, и чувствитель­но, только непонятно».

К дому подъезжают два экипажа. Входят Ранев­ская, Аня, Шарлотта, Варя, Гаев, Симеонов-Пи­щик. Восторгаясь детской, Раневская говорит, что чувствует себя здесь ребенком. Аня остается наеди­не с Варей и рассказывает ей о посещении Парижа: «Приезжаем в Париж, там холодно, снег. По-французски говорю я ужасно. Мама живет на пятом этаже, прихожу к ней, у нее какие-то французы, дамы, старый патер с книжкой, и накурено, неуют­но. Мне вдруг стало жаль мамы… Дачу свою около Ментоны она уже продала, у нее ничего не оста­лось, ничего! У меня тоже не осталось ни копейки, едва доехали. И мама не понимает! Сядем на вок­зале обедать, и она требует самое дорогое и на чай лакеям дает по рублю. Шарлотта тоже. Яша тоже требует себе порцию, просто ужасно».

Аня спрашивает Варю, сделал ли предложение ей Лопахин. Та качает головой отрицательно, го­ворит, что у них ничего не получится. Варя сооб­щает, что в августе будут продавать имение и что ей самой хотелось бы пойти по святым местам. Яша старается казаться заграничным франтом. Дуняша заигрывает с ним. Появляются Раневская, Гаев и Симеонов-Пищик. Гаев делает движения, как будто играет на бильярде. Раневская рада то­му, что Фирс жив. Она узнает обстановку: «Шкафик мой родной… (Целует шкаф.) Столик мой». Перед тем как уехать, Лопахин напоминает хозя­евам о том, что их имение продается за долги. Он предлагает иной выход: разбить землю на дачные участки и сдать эти участки в аренду. Но для это­го необходимо вырубить вишневый сад. Смысл этого проекта непонятен Раневской и Гаеву. Этот совет они не принимают, объясняя свое нежела­ние тем, что их сад упоминается в «Энциклопеди­ческом словаре». Варя приносит Раневской две телеграммы из Парижа, которые та рвет, даже не читая. Гаев произносит речь, обращенную к шка­фу: «Дорогой, многоуважаемый шкаф! Приветст­вую твое существование, которое вот уже больше ста лет было направлено к светлым идеалам доб­ра и справедливости; твой молчаливый призыв к плодотворной работе не ослабевал в течение ста лет, поддерживая (сквозь слезы) в поколениях нашего рода бодрость, веру в лучшее будущее и воспитывая в нас идеалы добра и общественного самосознания». Возникает неловкая пауза. Пищик принимает горсть пилюль, которые были выписа­ны Раневской. Он пытается взять в долг у хозяев двести сорок рублей, затем засыпает, просыпается, бормочет, что его дочь Дашенька выиграет двести тысяч по билету. Появляется бывший учитель уто­нувшего несколько лет назад сына Раневской Гри­ши Петя Трофимов. Окружающие называют Тро­фимова «вечным студентом» и «облезлым барином». Варя говорит Яше, что его мать пришла из дерев­ни, чтобы повидаться с ним, и сейчас сидит в люд­ской. Яша не идет: «Очень нужно».

Гаев говорит о том, что для того, чтобы пога­сить долги, существует множество способов: «Я ду­маю, напрягаю мозги, у меня много средств, очень много, и, значит, в сущности ни одного. Хорошо бы получить от кого-нибудь наследство, хорошо бы выдать нашу Аню за очень богатого человека, хо­рошо бы поехать в Ярославль и попытать счастья у тетушки-графини. Тетка ведь очень, очень бога­та». Однако тетка не любит своих племянников: Раневская в свое время вышла замуж не за дво­рянина. О себе Гаев говорит так: «Я человек вось­мидесятых годов… Не хвалят это время, но все же могу сказать, за убеждения мне доставалось не­мало в жизни. Недаром меня мужик любит». Варя рассказывает сестре о своих проблемах: как она ведет хозяйство, поддерживает порядок, экономит. Аня, уставшая после дороги, засыпает.

Действие 2

Поле, старая часовенка, старая скамья. На скамье сидят Шарлотта, Дуняша и Яша. Епиходов играет на гитаре. Шарлотта рассказывает о себе. У нее нет паспорта, она не знает, сколько ей лет, роди­тели ее были циркачами, а после того, как они умерли, ее одна немка выучила на гувернантку. Епиходов, напевая романсы под гитару, рисуется перед Дуняшей, которая, в свою очередь, стара­ется понравиться Яше. Появляются Раневская, Гаев и Лопахин. Лопахин по-прежнему убеждает Раневскую отдать землю под дачи. Однако ни Ра­невская, ни Гаев не слышат того, что говорит им Лопахин. Раневская жалеет о том, что тратит много и необдуманно: «Вчера было много денег, а сегодня совсем мало. Бедная моя Варя из эконо­мии кормит всех молочным супом, на кухне ста­рикам дают один горох, а я трачу как-то бессмы­сленно… И зачем я поехала завтракать… Дрянной ваш ресторан с музыкой, скатерти пахнут мы­лом… Зачем так много пить, Леня? Зачем так мно­го есть?» Лопахин пытается докричаться до Ра­невской — близятся торги. Но брат и сестра считают, что «дачи и дачники — это так пошло». Раневская все ждет чего-то плохого и говорит о своем внутреннем состоянии так: «Я все жду чего-то, как будто над нами должен обвалиться дом». Она рассказывает о том, как жила: «Я всег­да сорила деньгами без удержу, как сумасшед­шая, и вышла замуж за человека, который делал одни только долги. Муж мой умер от шампанско­го, — он страшно пил, — и, на несчастье, я полюби­ла другого, сошлась, и как раз в это время, — это было первое наказание, удар прямо в голову, — вот тут на реке… утонул мой мальчик, и я уехала за границу, совсем уехала, чтобы никогда не воз­вращаться, не видеть этой реки… Я закрыла глаза, бежала, себя не помня, а он за мной… безжалостно, грубо. Купила я дачу возле Ментоны, так как он заболел там, и три года я не знала отдыха ни днем, ни ночью; больной измучил меня, душа моя вы­сохла. А в прошлом году, когда дачу продали за долги, я уехала в Париж, и там он обобрал меня, бросил, сошелся с другой, я пробовала отравиться… Так глупо, так стыдно… И потянуло вдруг в Рос­сию, на родину, к девочке моей…». Лопахин вновь говорит о том, как поправить положение, но Ра­невская в ответ лишь пытается склонить его к раз­говору о женитьбе на Варе. Появляется Фирс. В его руках пальто Гаева. Фирс считает, что отмена крепостного права принесла только несчастье, по­сеяла неразбериху. Появляется Трофимов, кото­рый продолжает начатый еще вчера разговор с Гаевым и Раневской о «гордом человеке»: «Надо перестать восхищаться собой. Надо бы только ра­ботать… У нас, в России, работают пока очень немногие. Громадное большинство той интелли­генции, какую я знаю, ничего не ищет, ничего не делает и к труду пока не способно. Называют себя интеллигенцией, а прислуге говорят “ты”, с му­жиками обращаются, как с животными, учатся плохо, серьезно ничего не читают, ровно ничего не делают, о науках только говорят, в искусстве по­нимают мало. Все серьезны, у всех строгие лица, все говорят только о важном, философствуют, а между тем у всех на глазах рабочие едят отвра­тительно, спят без подушек, по тридцати, по соро­ка в одной комнате, везде клопы, смрад, сырость, нравственная нечистота… И, очевидно, все хорошие разговоры у нас для того только, чтобы отвести гла­за себе и другим». Лопахин говорит ему о том, что сам работает с утра до ночи и соглашается с Тро­фимовым в том, что в России мало порядочных и честных людей: «Знаете, я встаю в пятом часу утра, работаю с утра до вечера, ну, у меня по­стоянно деньги свои и чужие, и я вижу, какие кругом люди. Надо только начать делать что-ни­будь, чтобы понять, как мало честных, порядоч­ных людей. Иной раз, когда не спится, я думаю: Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты, и, живя тут, мы са­ми должны бы по-настоящему быть великана­ми…» Гаев произносит напыщенную речь, обра­щенную к матери-природе. Его просят помолчать. Прохожий просит подаяние, и Раневская дает зо­лотой. Варей овладело отчаяние, и она пытается уйти. Раневская, удерживая ее, сообщает, что про­сватала ее за Лопахина.

Аня и Петя Трофимов остаются наедине. Тро­фимов говорит о том, что они выше чувства люб­ви, и зовет девушку вперед. «Вся Россия наш сад. Земля велика и прекрасна, есть на ней много чу­десных мест… Подумайте, Аня: ваш дед, прадед и все ваши предки были крепостники, владевшие живыми душами, и неужели с каждой вишни в са­ду, с каждого листка, с каждого ствола не глядят на вас человеческие существа, неужели вы не слышите голосов… Владеть живыми душами — ведь это переродило всех вас, живших раньше и теперь живущих, так что ваша мать, вы, дядя уже не замечаете, что вы живете в долг, на чужой счет, на счет тех людей, которых вы не пускаете дальше передней… Мы отстали по крайней мере лет на двести, у нас нет еще ровно ничего, нет определенного отношения к прошлому, мы только философствуем, жалуемся на тоску или пьем водку. Ведь так ясно, чтобы начать жить в настоящем, надо сначала искупить наше прошлое, покончить с ним, а искупить его можно только страданием, только необычайным, непрерывным трудом…» Трофимов заканчивает призывом бросить ключи от хозяйства в колодец и быть свободными.

Действие 3

Бал в доме Раневской. Пищик ищет того, у кого бы он мог занять денег. Шарлотта показывает кар­точные фокусы. Раневская говорит о том, что и му­зыканты пришли некстати, и сам бал тоже не во­время. Она волнуется за Гаева, который поехал на торги покупать имение по доверенности тетки и на ее имя. Раневская требует от Вари, чтобы она вы­шла замуж за Лопахина, на что та отвечает, что сама не может делать предложение, а он или мол­чит, или отшучивается. Яша сообщает, что Епихо­дов сломал бильярдный кий. Раневская говорит Трофимову о том, что тот должен окончить учебу. Она делится своими мыслями по поводу отъезда в Париж, поскольку любовник забрасывает ее те­леграммами. Она уже не помнит о том, что он обо­брал ее, и не хочет, чтобы ей напоминали об этом. Трофимов упрекает ее в непоследовательности, она, в свою очередь, советует ему завести любовницу. Варя выгоняет Епиходова. Гаев возвращается. Он жалуется на то, что не ел целый день и страдал. Он рассказывает, что имение купил Лопахин. Ло­пахин гордится этим приобретением. Он говорит, что прекраснее этого имения «нет ничего на све­те». «Эй, музыканты, играйте, я желаю вас слу­шать! Приходите все смотреть, как Ермолай Ло­пахин хватит топором по вишневому саду, как упадут на землю деревья! Настроим мы дач, и на­ши внуки и правнуки увидят тут новую жизнь… Музыка, играй!» Раневская плачет. Аня, утешая ее, говорит, что у них впереди еще целая жизнь: «Мы насадим новый сад, роскошнее этого, ты уви­дишь его, поймешь, и радость, тихая, глубокая радость опустится на твою душу, как солнце в ве­черний час, и ты улыбнешься, мама! Пойдем, ми­лая! Пойдем!..»

Действие 4

Отъезжающие собираю вещи. Раневская при прощании с мужиками отдает им свой кошелек. Лопахин собирается ехать в Харьков: «Я все бол­тался с вами, замучился без дела. Не могу без ра­боты, не знаю, что вот делать с руками; болтаются как-то странно, точно чужие». Лопахин пытается дать в долг денег Пете Трофимову, но тот отказы­вается: «Дай мне хоть двести тысяч, не возьму. Я свободный человек. И все, что так высоко и дорого цените вы все, богатые и нищие, не имеет надо мной ни малейшей власти, вот как пух, который носится по воздуху. Я могу обходиться без вас, я могу проходить мимо вас, я силен и горд. Челове­чество идет к высшей правде, к высшему счастью, какое только возможно на земле, и я в первых ря­дах!» Лопахин сообщает, что Гаев поступил на ме­сто служащего в банке и выражает сомнения по поводу того, что тот задержится на службе. Ранев­ская беспокоится о Фирсе — отправили ли его в больницу. Она устраивает Лопахину и Варе объяснение наедине. Варя говорит Лопахину, что нанялась в экономки. Лопахин предложения так и не делает. Раневская прощается с Аней и говорит, что уезжает в Париж, где будет жить на те день­ги, что пришлет тетка из Ярославля. Аня расска­зывает о своих планах: она собирается сдавать экзамен в гимназию, затем работать, помогать ма­тери, читать книги вместе с ней. Шарлотта, обраща­ясь к Лопахину, просит найти ей новое место. Га­ев говорит о том, что все их бросают и никому они не нужны. Появляется неожиданно Пищик и раз­дает всем присутствующим долги: англичане обна­ружили, что на его земле есть белая глина, и взя­ли ее в аренду. Раневская и Гаев остаются одни. Они прощаются с домом и садом. Где-то вдалеке их зовут Аня и Трофимов. Все уезжают, запирая двери дома на ключ.

Появляется Фирс, которого забыли в доме. Ста­рик болен. «Жизнь-то прошла, словно и не жил… (Ложится.) Я полежу… Силушки-то у тебя нету, ничего не осталось, ничего… Эх ты… недотепа!.. (Ле­жит неподвижно.)»

«Слышится отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный. На­ступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву».

Здесь искали:

  • краткое сочинение вишневый сад
  • не желание принять настоящкго вишневый сад сочинение
  • вся россия вишневфй сад сочинение
Опубликовано в Сочинения.