ЛИТЕРАТУРА КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX ВЕКА общая характеристика

ЛИТЕРАТУРА КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX ВЕКА

Более восьмидесяти лет назад Александр Блок высказал на­дежду на внимание и понимание своих будущих читателей. Пят­надцать лет спустя другой поэт, Владимир Маяковский, подво­дя итоги своей литературной работы, впрямую обратится к «уважаемым товарищам потомкам». Людям будущего доверяют поэты самое главное: свои книги, а в них — все то, к чему стремились, о чем думали, что чувствовали люди, жившие в «прекрасном и яростном» XX веке. И сегодня, когда мы стоим на пороге нового тысячелетия, «вам, из другого поколенья», самой историей дана возможность увидеть уходящее столетие в исторической перспективе и открыть для себя отечественную литературу XX в.

Одна из наиболее ярких и загадочных страниц русской куль­туры — начало столетия. Сегодня этот период называют «сереб­ряным веком» русской литературы вслед за «золотым» XIX, когда царили Пушкин, Гоголь, Тургенев, Достоевский, Тол­стой. Но правильнее называть «серебряным веком» не всю лите­ратуру, а прежде всего поэзию, как это делали сами участники литературного движения той эпохи. Поэзия, активно искавшая новые пути развития, впервые после пушкинской поры в нача­ле XX в. выдвинулась на первый план литературного процесса. Надо помнить о том, что термин «серебряный век» условен, но показательно, что самим выбором этой характеристики отдава­лась дань предшественникам, в первую очередь А.С. Пушкину (подробнее об этом — в главах, посвященных поэзии).

Однако на рубеже XIX и XX в. литература развивалась в иных исторических условиях, чем прежде. Если искать слово, характеризующее важнейшие особенности рассматриваемого периода, то это будет слово кризис. Великие научные открытия поколебали классические представления об устройстве мира, привели к парадоксальному выводу: «материя исчезла». Как на­пишет в начале 20-х годов Е. Замятин, «точная наука взорвала самую реальность материи», «сама жизнь — сегодня перестала быть плоско-реальной: она проектируется не на прежние не­подвижные, но на динамические координаты», и самые извес­тные вещи в этой новой проекции кажутся незнакомо-знако­мыми, фантастическими. А значит, продолжает писатель, и пе­ред литературой замаячили новые маяки: от изображения быта — к бытию, к философии, к сплаву реальности и фантас­тики, от анализа явлений — к их синтезу. Справедливо, хотя и непривычно на первый взгляд, заключение Замятина о том, что «у реализма нет корней», если иметь в виду под реализмом «одно голое изображение быта». Новое видение мира, таким образом, определит и новое лицо реализма XX в., который бу­дет существенно отличаться от классического реализма предше­ственников своей «модерностью» (определение И. Бунина). Обо­значившуюся тенденцию к обновлению реализма еще в конце XIX в. проницательно подметил В.В. Розанов. «…После натура­лизма, отражения действительности, естественно ожидать иде­ализма, проникновения в смысл ее… Вековые течения истории и философия — вот что станет, вероятно, в ближайшем будущем любимым предметом нашего изучения… Политика в высоком смысле этого слова, в смысле проникновения в ход истории и влияния на него, и Философия как потребность гибнущей и жадно хватающейся за спасение души — такова цель, неудер­жимо влекущая нас к себе…», — писал В.В. Розанов ( курсив мой. — Л. Т.).

Сокрушительные последствия для человеческого духа имел кризис веры («Бог умер!» — воскликнул Ницше). Это привело к тому, что человек XX в. все больше стал испыты­вать на себе влияние безрелигиозных и, что поистине страш­но, безнравственных идей, ибо, как предсказывал еще Дос­тоевский, если Бога нет, то «все дозволено». Культ чувствен­ных наслаждений, апология Зла и смерти, воспевание своеволия личности, признание права на насилие, обернув­шееся террором, — все эти черты, свидетельствующие о глу­бочайшем кризисе сознания, будут характерны отнюдь не только для поэзии модернистов.

В начале XX в. Россию потрясли острейшие социальные кон­фликты: война с Японией, первая мировая война, внутренние противоречия и, как итог, размах народного движения, рево­люции. Обострялось столкновение идей, формировались поли­тические движения и партии, которые стремились повлиять на умы людей, на развитие страны. Все это не могло не вызвать ощущения неустойчивости, зыбкости бытия, трагического раз­лада человека с самим собой. «Атлантида» — такое пророческое название даст кораблю, на котором развернется драма жизни и смерти, И. Бунин в рассказе «Господин из Сан-Франциско», подчеркнув трагический подтекст произведения описанием Дьявола, наблюдающего за людскими судьбами.

Каждая литературная эпоха имеет свою систему ценнос­тей, центр (философы называют его аксиологическим, ценно­стным), к которому так или иначе сходятся все пути художе­ственного творчества. Таким центром, определившим многие отличительные особенности отечественной литературы XX столетия, стала История с ее небывалыми социально-истори­ческими и духовными катаклизмами, которая вовлекла в свою орбиту всех — от конкретного человека до народа и государ­ства. Если еще В.Г. Белинский называл свой XIX век по пре­имуществу историческим, то это определение тем более спра­ведливо по отношению к веку XX с его новым мироощущени­ем, основу которого составила идея все убыстряющегося исторического движения. Само время вновь выдвинуло на пер­вый план проблему исторического пути России, заставило ис­кать ответ на пророческий пушкинский вопрос: «Куда ты ска­чешь, гордый конь, И где опустишь ты копыта?» Начавшийся XX век был наполнен предсказаниями «невиданных мятежей» и «неслыханных пожаров», предчувствием «возмездия», как пророчески скажет А. Блок в своей незавершенной поэме с од­ноименным названием. Известна мысль Б. Зайцева о том, что все были задеты («ранены») революционностью, вне зависи­мости от политического отношения к событиям. «Сквозь рево­люцию как состояние души» — так определил современный исследователь одну из характерных особенностей «самочув­ствия» человека того времени. Будущее России и русского на­рода, судьба нравственных ценностей в переломную истори­ческую эпоху, связь человека с реальной историей, непости­жимая «пестрота» национального характера — от ответа на эти «проклятые вопросы» русской мысли не мог уйти ни один ху­дожник. Так в литературе начала века не только проявился традиционный для русского искусства интерес к истории, но сформировалось особое качество художественного сознания, которое можно определить как историческое сознание. При этом совершенно не обязательно искать во всех произведени­ях прямых обращений к конкретным событиям, проблемам, конфликтам, героям. История для литературы прежде всего ее «тайная дума», она важна писателям как толчок для размыш­лений о загадках бытия, для постижения психологии и жизни духа «исторического человека».

Но русский писатель вряд ли считал бы себя выполнившим свое предназначение, если бы не искал сам (порой трудно, даже мучительно) и не предложил человеку кризисной эпохи свое понимание выхода.

Без солнца были бы мы темными рабами,

Вне понимания, что есть лучистый день.

К. Бальмонт

Человек, потерявший цельность, в ситуации глобального кризиса духа, сознания, культуры, общественного устройства, и поиски выхода из этого кризиса, стремление к идеалу, гар­монии — так можно определить важнейшие направления худо­жественной мысли порубежной эпохи.

Литература конца XIX — начала XX в. — явление чрезвы­чайно сложное, остроконфликтное, но и единое в основе сво­ей, поскольку все направления отечественного искусства раз­вивались в общей социальной и культурной атмосфере и по- своему отвечали на одни и те же трудные вопросы, выдвинутые временем. Так, например, идеей неприятия окружающего мира проникнуты не только произведения В. Маяковского или М. Горького, видевших выход из кризиса в социальных пре­образованиях, но и стихи одного из родоначальников русского символизма Д. Мережковского:

Так жизнь ничтожеством страшна,

И даже не борьбой, не мукой,

А только бесконечной скукой И тихим ужасом полна.

Лирический герой А. Блока выразил смятение человека, ухо­дящего из мира привычных, устоявшихся ценностей «в сырую ночь», разуверившегося в самой жизни:

Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет.

Живи еще хоть четверть века —

Все будет так. Исхода нет.

Как страшно все! Как дико! — Дай мне руку, Товарищ, друг! Забудемся опять!

Если в оценке настоящего художники были в основном единодушны, то на вопрос о будущем и путях его достижения писатели-современники отвечали по-разному. Символисты уходили в созданный творческим воображением «Дворец Кра­соты», в мистические «миры иные», в музыку стиха. Надежду на разум, талант, деятельное начало человека возлагал М. Горький, который воспел в своих произведениях могуще­ство Человека. Мечта о гармонии человека с миром природы, об исцеляющей силе искусства, религии, любви и сомнения в возможности воплощения этой мечты пронизывают книги И. Бунина, А. Куприна, Л. Андреева. «Голосом улицы безъязы­кой» ощущал себя лирический герой В. Маяковского, взявший на свои плечи всю тяжесть бунта против основ мироздания («долой!»). Идеал Руси — «страны березового ситца», мысль о единстве всего живого звучит в стихах С. Есенина. С верой в возможность социального переустройства жизни и призывом собственными руками ковать «счастия ключи» выступили про­летарские поэты. Естественно, что свои ответы литература да­вала не в форме логической, хотя необыкновенно интересны и публицистические высказывания писателей, их дневники, воспоминания, без которых невозможно представить русскую культуру начала века. Особенностью эпохи стало параллельное существование и борьба литературных направлений, объеди­нивших писателей, близких представлениями о роли творче­ства, важнейшими принципами постижения мира, подходами к изображению личности, предпочтениями в выборе жанров, стилей, форм повествования. Эстетическое многообразие и рез­кое размежевание литературных сил стало характерной чертой литературы начала века.

  1. Как вы понимаете смысл определения «серебряный век»? Есть ли общие черты в литературе XIX в. и в литературе начала века XX? Тождественны ли понятия «литература “серебряного века”» и «лите­ратура рубежа веков»?
  2. Расскажите об условиях, в которых развивалась литература рубе­жа XIX—XX в. Как вы понимаете термин «историческое сознание» ли­тературы?
  3. Получила ли, на ваш взгляд, развитие в литературе «серебряно­го века» гуманистическая тема «маленького человека»? Подтвердите свою мысль конкретными примерами. Вспомните произведения А. Куприна (например, «Гранатовый браслет», «Белый пудель», «Гамбринус»), М. Горького («Коновалов», «На дне») и др.
  4. Подберите материал для сочинения «Дума о России» в произве­дениях писателей начала XX в.»
  5. Дайте характеристику двух основных литературных направлений начала XX в. — реализма и модернизма. В подготовке этого задания вам поможет материал следующих глав.

Здесь искали:

  • литература конца 19 начала 20 века
  • дайте общую характеристику реализма в литературе конца 19 начала 20 века
  • литература рубежа конец 19 начало 20 веков
Опубликовано в Сочинения.