Назовите известные пушкинские места в Петербурге

Назовите известные вам пушкинские места в Петербурге.

Жизнь и творчество Пушкина неотделимы от истории города.

Пушкин любил Петербург, он прожил в нем большую часть своей творческой жизни.

В 1817 г. по широкому шоссе, ведущему от Царского Села до Московской заставы, приехал в Петербург только что окончивший лицей молодой Пушкин. Петербург — центр русской науки, искус­ства, культуры — втянул Пушкина в свой водоворот. Поэт жадно впитывал все, что давала столица и окружавшие его люди. Он хотел стать «в просвещении с веком наравне», как сказал впоследствии в «Послании к Чаадаеву».

Свою первую фантастическую поэму «Руслан и Людмила» Пушкин начал еще в лицее, а закончил в Петербурге, в старой Коломне.

Коломна — одна из самых бедных частей города. Коломна не похожа ни на столицу, ли на провинцию. Жизнь в ней скучна и од­нообразна. Всегда очень тихо.

В доме вице-адмирала Клокачева, сохранившемся до наших дней (Фонтанка, № 185), жила семья Пушкиных. Здесь собирались друзья поэта, велись вольнолюбивые разговоры, читались эпиграм­мы и стихи.

Вечера Пушкин часто проводил в доме своего друга Никиты Всеволожского по Екатерингофскому проспекту, № 39, неподалеку от Коломны.

Молодого Пушкина привлекал и салон Олениных, проживав­ших по Фонтанке, № 101. А. Оленин, человек всесторонне образо­ванный, тонкий ценитель литературы и искусства, объединял во­круг себя культурных и талантливых людей, охотно посещавших его дом.

Многие дома на набережной Фонтанки связаны с именем Пушкина.

Частым гостем бывал Пушкин в квартире братьев Тургеневых, проживавших в третьем этаже дома князя Голицына по Фонтанке, № 20. Здесь происходили собрания литературного общества «Арзамас», на последних заседаниях которого присутствовал мо­лодой Пушкин, носивший прозвище Сверчок.

Из окон квартиры Тургенева открывался вид на Фонтанку, Летний сад, Михайловский замок, замечательное творение архитек­тора Баженова. «К ним, — вспоминает Вигель, — т.е. к меньшему брату Николаю, собирались нередко высокоумные молодые вольнолюбцы, кто-то из них, смотря в открытое окно на пустой, тогда забвенный, брошенный дворец, шутя предложил Пушкину написать о нем стихи…» Так появилась знаменитая ода «Вольность», послу­жившая одним из поводов к высылке Пушкина из Петербурга.

Дом № 25 по Фонтанке связан с именем братьев Муравьевых. Здесь бывали историк Карамзин, поэт Батюшков, Пестель. В этом доме собирался кружок будущих декабристов, о которых вспомнил впоследствии Пушкин в X главе «Евгения Онегина»:

Витийством резким знамениты.

Сбирались члены сей семьи У беспокойного Никиты,

У осторожного Ильи.

Многочисленные эпиграммы и вольнолюбивые стихи Пушкина читались в списках буквально всеми. Это дало повод Александру I сказать: «Пушкина надобно сослать в Сибирь. Он наводнил Россию возмутительными стихами; вся молодежь наизусть их читает».

В Петербург Пушкин возвратился после многих лет ссылки из­вестным всей России поэтом.

Одной из первых квартир Пушкина была квартира в доме Оливье по Пантелеймоновской улице, вблизи Летнего сада (дом не сохранился). Поэт любил Летний сад с его тенистыми аллеями, мраморными статуями и Летним дворцом Петра. В одной из глав неоконченной повести «Арап Петра Великого» действие происхо­дит в этом дворце.

В письме к жене (1834) Пушкин писал: «…Летний сад — мой огород. Я, вставши от сна, иду туда в халате и туфлях».

От Летнего сада открывается широкая перспектива Невской набережной, ее «строгий, стройный вид, Невы державное теченье, береговой ее гранит, ее оград узор чугунный…».

У Сенатской площади стоит великолепный дом с красивой гранитной лестницей, построенный Тома де Гомоном. По этой лестнице 16 мая 1829 г. поднимался Пушкин с рукописью «Бориса Годунова». Среди гостей, слушавших чтение трагедии, были Мицкевич и Грибоедов. В этом доме у Трубецкого собирались чле­ны тайного общества. Отсюда уехала в далекую Сибирь Екатерина Трубецкая, чтобы разделить участь своего мужа. Дом этот ока­зался и в центре событий декабрьского восстания. Заговорщики выставили свои войска на Сенатской площади, где возвышается замечательный памятник Петру I работы скульптора Фальконе — Медный всадник, получивший это название благодаря гениальной поэме Пушкина.

По-иному выглядела в пушкинское время Сенатская площадь: не было сквера, здание Исаакиевского собора было в лесах, не су­ществовало громадных зданий Сената и Синода. Площадь замы­калась домом князя Лобанова-Ростовского, у подъезда которого «с подъятой лапой, как живые, стоят два льва сторожевые».

Тяжкими узами привязал Николай I поэта ко двору. «Пушкин порядочный шалопай, но если направить его перо и речи, то это бу­дет выгодно», — высказывал свои соображения царю шеф жандар­мов Бенкендорф. Пушкина надо было сделать придворным писате­лем и поэтом, следить за его работой, его поведением, его действи­ями. Поэтому Николай «жалует» Пушкина званием камер-юнкера. В своем дневнике поэт записывает: «Третьего дня я пожалован в ка­мер-юнкеры (что довольно неприлично моим летам). Но двору хо­телось, чтобы Наталья Николаевна танцевала в Аничковом». В не­большом Аничковом дворце (Невский проспект, 39), построенном еще в середине XVIII в. архитекторами Земцовым, Дмитриевым, Трезини, Растрелли и Кваренги, Николай I устраивал вечера, на ко­торых присутствовало все великосветское общество, где должен был бывать камер-юнкер Пушкин с Натальей Николаевной.

Тяжелый, великолепный Зимний дворец, создание зодчего Растрелли, как бы символизирующий царское самодержавие, так­же не раз видел в своих стенах Пушкина. Поэт бывал на балах, придворных церемониях, парадах. Бросая вызов придворному Петербургу, Пушкин создал «Памятник», в котором с необык­новенной глубиной оценил смысл и значение своего творчества. Глубоко веря в будущее своего народа и родины, он провидел иные времена, когда «назовет меня всяк сущий в ней язык».

Нерукотворный памятник поэта «вознесся выше главою не­покорной Александрийского столпа». Только что воздвигнутая в центре Дворцовой площади колонна — одно из самых высоких сооружений тогдашнего Петербурга. Созданная из единого гранит­ного монолита, поставленная прямо на цоколь, увенчанная фигу­рой ангела с лицом Александра I, эта колонна завершает ансамбль Дворцовой площади, одной из самых красивых площадей мира. Зимний дворец замыкается как бы полукругом великолепного зда­ния Главного штаба (архитектор Росси) с его смело развернутой в сторону Невского проспекта аркой, увенчанной квадригой несу­щихся коней.

В здании Главного штаба помещался архив, в котором по раз­решению царя работал Пушкин. В этот период усиленных заня­тий историей России (1833-1835 гг.) Пушкин летом жил на даче в пригороде Петербурга — на Черной речке, — местности, на­званной так благодаря темному цвету воды, который придавали ей заросли ольхи, спускающей свои корни в воду. Несмотря на даль­ность расстояния, Пушкин ежедневно ходил в город для занятий. Погружаясь в изучение прошлого своей родины, поэт собирал ма­териалы и документы петровской эпохи, Пугачевского восстания. Изучал он также библиотеку Вольтера, хранившуюся в Эрмитаже.

Мимо Зимнего дворца через мост Пушкин шел по Университетской набережной в университет, где бывал на лекциях по истории русской словесности. Далее по набережной, где высят­ся фигуры сфинксов, — Академия художеств (творение де Ла Мота и Кокоринова) — центр русского искусства. Здесь Пушкин позна­комился с молодым художником Айвазовским, восторгался полот­нами К. Брюллова. В 1836 г. на выставке работ молодых скульпто­ров, любуясь фигурами юношей работы Логановского и Пименова, Пушкин сказал: «Слава богу, и скульптура в России появилась на­родная».

Поэт — постоянный посетитель петербургских книжных ла­вок. Особенно часто бывал он в лавке Смирнина, помещавшейся на углу Конюшенной улицы (теперь ул. Желябова) и Невского про­спекта. Пушкин говорил, что, как стекольщик разоряется на по­купку необходимых ему алмазов, так и он не жалеет денег на по­купку книг. В его библиотеке находился экземпляр книги Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», за который поэт заплатил 200 рублей.

В лавке Смирнина принималась также подписка на журнал «Современник», издателем и редактором которого был Пушкин. Журнал «Современник» должен был воспитывать вкусы публики, и редактор его объединил вокруг себя лучших писателей и поэтов той поры.

Последние 4 Месяца Пушкин прожил в доме княгини Волконской по набережной Мойки, № 12. Здесь теперь открыт музей-квартира А.С. Пушкина.

Небольшие светлые комнаты сохранили аромат эпохи. Пушкин ощущается здесь повсюду, особенно в кабинете, скромном, совер­шенно лишенном украшений и безделушек. Комната обставлена вещами, принадлежавшими поэту. «Пушкин был прост во всем, что касалось собственно до внешней обстановки, — писал первый его биограф П.В. Анненков. — Он не любил картин в своем каби­нете, — и голая серенькая комната давала ему больше вдохновения, чем роскошный кабинет с эстампами, статуями и богатой мебелью, которые обыкновенно развлекали его».

За своим скромным письменным столом с раннего утра редак­тор «Современника» просматривал гранки, правил рукописи, бе­седовал с друзьями, поражая широкой эрудицией и правильными суждениями обо всем, чего бы только он ни касался. За этим столом Пушкин писал стихи, посвященные последней лицейской годовщи­не, написал послесловие к «Капитанской дочке», 19 октября 1836 г. ответил Чаадаеву на его «Философическое письмо».

Здесь занимался он «Историей Петра Великого», «Словом о полку Игореве», с длинных книжных полок брал нужные ему книги и ставил сюда вновь приобретенные. Чернильница с арап­чонком, подаренная Пушкину его другом Нащокиным, стоящая на столе, гусиное перо, которым за час до дуэли было написано письмо писательнице Ишимовой, вещи, мебель, книги — все это дает представление о жизни и работе поэта.

В этой комнате Пушкин прочел анонимный пасквиль, так глу­боко его оскорбивший. Здесь же были написаны гневные, полные возмущения письма Геккерну.

В роковой день дуэли, 27 января 1837 г., около часу дня Пушкин вышел из дому и направился в кондитерскую Вольфа и Беранже на углу Мойки и Невского (ныне д. № 18), где встретил­ся со своим секундантом Данзасом. Оттуда они поехали на место дуэли — к Черной речке. Около 6 часов вечера тяжело раненного Пушкина привезли домой. На диване, окруженном книжными пол­ками, в тяжелых мучениях умирал поэт.

«Прощайте, друзья мои», — обратился он к любимым книгам, спутникам всей его жизни. Перед смертью Пушкин вспомнил о ли­цейских друзьях: «Как жаль, что здесь нет Пущина и Малиновского, мне легче было бы умереть».

Рядом, в комнате, бывшей детской, висят портреты друзей, врачей, которые окружали умирающего поэта. Взволнованные за­писки В.Ф. Вяземской о состоянии здоровья Пушкина, бюллетени Жуковского, которые он вывешивал на входной двери, воспроиз­водят картину последних дней жизни поэта. Люди всех состояний и возрастов прошли через маленькую переднюю, где стоял гроб с телом Пушкина. На месте дуэли Пушкина, у Черной речки, был поставлен скромный обелиск. Биржевая площадь, одна из краси­вейших площадей города, названа Пушкинской.

Архив и музей Пушкинского дома на Тучковой набережной бережно хранят народное достояние — рукописи поэта, памятные предметы и вещи.

Здесь искали:

  • известные пушкинские места
Опубликовано в Справочные материалы.