Образы Кутузова и Наполеона в романе «Война и мир»

Образы Кутузова и Наполеона в романе-эпопее Л.Н. Толстого «Война и мир»

Важной чертой стиля художественной прозы Л.Н. Толстого является прием контрастных сопоставлений. Ложь у писателя противопоставлена правде, прекрасное — безобразному. Прин­цип антитезы лежит и в основе композиции романа-эпопеи «Война и мир». Толстой здесь противопоставляет войну и мир, ложные и истинные жизненные ценности, Кутузова и Наполео­на, двух героев представляющих собой две полярные точки ро­мана.

Работая над романом, писатель изумлялся тому, что Наполе­он вызывал неизменный интерес и даже восхищение некоторых русских историков, в то время как Кутузов рассматривался ими как ординарная, ничем не выдающаяся личность. «А между тем трудно себе представить историческое лицо, деятельность ко­торого так неизменно и постоянно была бы направлена к одной и той же цели. Трудно вообразить себе цель более достойную и более совпадающую с волею всего народа», — замечает писатель. Толстой с присущей ему огромной проницательностью худож­ника правильно угадал и великолепно запечатлел некоторые чер­ты характера великого полководца: его глубокие патриотичес­кие чувства, любовь к русскому народу и ненависть к врагу, чут­кое отношение к солдату. Вопреки мнению официальной исто­риографии писатель показывает Кутузова во главе справедливой народной войны.

Кутузов изображен Толстым как опытный полководец, муд­рый, прямодушный и смелый человек, искренне радеющий за судьбу Отечества. При этом внешний облик его обычен, в опре­деленном смысле «приземлен». Писатель подчеркивает в порт­рете характерные детали: «жирную шею», «пухлые старческие руки», «сутуловатую спину», «вытекший белый глаз». Однако ге­рой этот очень притягателен для читателей. Внешний облик его противопоставлен духовной силе и уму полководца. «Источник этой необычайной силы прозрения в смысле совершающихся явлений лежал в том народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его. Только признание в нем этого чувства заставило народ такими странными путями его, в немилости находящегося старика, выбрать против воли царя в представите­ли народной войны», — замечает Л.Н. Толстой.

В романе Кутузов вначале предстает перед нами в качестве командующего одной из армий в военной кампании 1805- 1807 годов. И уже здесь писатель обрисовывает характер героя. Кутузов любит Россию, заботится о солдатах, прост в обраще­нии с ними. Он стремится беречь армию, выступает против бес­смысленных военных операций.

Это искренний, прямодушный, мужественный человек. Пе­ред Аустерлицким сражением, услышав от государя требование немедленного выступления, Кутузов не побоялся намекнуть на любовь царя к показным смотрам и парадам. «Ведь мы не на Царицыном лугу», — заметил Михаил Илларионович. Он пони­мал всю обреченность сражения под Аустерлицем. И сцена на военном совете при чтении диспозиции Вейротера (Кутузов дре­мал на этом военном совете) тоже имеет свое объяснение. Кутузов был не согласен с этим планом, однако понимал, что план уже одобрен государем и сражения не избежать.

В тяжелую пору нападения на Россию наполеоновской ар­мии народ выбирает полководца «против воли царя в представи­тели народной войны». И писатель так объясняет происходя­щее: «Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр; но как только она в опасности, нужен свой, родной человек». И таким человеком становится Кутузов. В этой войне раскрываются лучшие качества выдающегося полководца: патриотизм, мудрость, терпение, проницательность и прозор­ливость, близость к народу.

На Бородинском поле герой изображен в концентрации всех моральных и физических сил, как человек, который заботится, прежде всего, о сохранении боевого духа войска. Узнав о захвате в плен французского маршала, Кутузов передает эту весть в вой­ска. И наоборот, он старается, чтобы неблагоприятные известия не просочились в солдатскую массу. Герой внимательно следит за всем происходящим, пребывая в твердой уверенности в побе­де над врагом. «Долгим военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борю­щихся со смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сражения не распоряжения главнокомандующего, не ме­сто, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он сле­дил за этою силой и руководил ею, насколько это было в его власти», — пишет Толстой. Кутузов придает огромное значение Бородинской битве, так как именно эта битва становится нрав­ственной победой русских войск. Оценивая полководца, Анд­рей Болконский думает о нем: «У него не будет ничего своего. Он ничего не придумает, ничего не предпримет, но он все выслу­шает, все запомнит и ничего вредного не позволит. Он понима­ет, что есть что-то сильнее и значительнее его воли, — это неиз­бежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет понимать их значение и в виду этого значения умеет отрекаться от участия в этих событиях, от своей личной воли, направленной на другое».

Изображение Наполеона и Кутузова у Толстого контрастно. Наполеон всегда рассчитывает на зрителей, он эффектен в своих речах и поступках, стремится предстать перед окружающими в образе великого завоевателя. Кутузов же, напротив, далек от на­ших традиционных представлений о великом полководце. Он прост в общении, его поведение естественно. И писатель под­черкивает эту мысль, изображая его на военном совете в Филях, перед сдачей Москвы. Русские генералы вместе с главнокоман­дующим собираются в простой крестьянской избе, и их видит крестьянская девочка Малаша. Кутузов здесь принимает реше­ние оставить Москву без сражения. Он сдает Москву Наполеону для того, чтобы спасти Россию. Когда же он затем узнает, что Наполеон оставил Москву, то не может сдержать своих чувств и плачет от радости, понимая, что спасена Россия.

Стоит отметить, что в романе раскрываются взгляды Л.Н. Толстого на историю, на военное искусство. Писатель ут­верждает, что «ход мировых событий предопределен свыше, за­висит от совпадения всех произволов людей, участвующих в этих событиях, и что влияние Наполеонов на ход этих событий есть только внешнее и фиктивное». Таким образом, Толстой отрица­ет роль личности полководца в этой войне, его военный гений. Кутузов в романе также недооценивает роль военной науки, при­давая значение лишь «духу войска».

Полководцу Кутузову противопоставлен в романе Наполеон Бонапарт. С самого начала писатель развенчивает Наполеона, выделяя в его внешности все мелкое и ничтожное: он «малень­кий человек», «с маленькими руками» и «неприятно-приторной улыбкой» на «опухшем и желтом лице». Автор упорно подчерки­вает «телесность» Наполеона: «жирные плечи», «толстую спи­ну», «обросшую жирную грудь». Эта «телесность» особенно подчеркнута в сцене утреннего туалета. Раздевая своего героя, писатель как бы снимает Наполеона с его пьедестала, приземля­ет его, подчеркивает его бездуховность.

Наполеон Толстого — это игрок, человек самовлюбленный, деспотичный, жаждущий славы, власти. «Если Кутузову свой­ственны простота и скромность, то Наполеон подобен актеру, играющему роль властелина мира. Театрально-фальшиво пове­дение его в Тильзите во время награждения русского солдата Ла­зарева французским орденом Почетного легиона. Не менее противоестественно держит себя Наполеон и перед Бородинс­ким сражением, когда… придворные преподносят ему портрет сына и он разыгрывает из себя любящего отца».

Накануне Бородинского сражения император произносит: «Шахматы поставлены, игра начнется завтра». Однако «игра» здесь оборачивается поражением, кровью, страданиями людей. В день Бородинской битвы «ужасный вид поля сражения побе­дил ту душевную силу, в которой он полагал свою заслугу и вели­чие». «Желтый, опухлый, тяжелый, с мутными глазами, крас­ным носом и охриплым голосом, он сидел на складном стуле, невольно прислушиваясь к звукам пальбы и не поднимая глаз… Он на себя переносил те страдания и ту смерть, которые он ви­дел на поле сражения. Тяжесть головы и груди напоминали ему о возможности и для него страданий и смерти. Он в эту минуту не хотел для себя ни Москвы, ни победы, ни славы». «И никогда, однако, — пишет Толстой, — до конца жизни своей не мог пони­мать он ни добра, ни красоты, ни истины, ни значения своих поступков, которые были слишком противоположны добру и правде, слишком далеки от всего человеческого…».

Толстой окончательно развенчивает Наполеона в сцене на Поклонной горе, перед вступлением в Москву. «Ожидая депута­цию из Москвы, Наполеон думает о том, в каком виде ему пред­стать перед русскими в столь величественную для него минуту. Как опытный актер, он мысленно разыграл всю сцену встречи с «боярами» и сочинил свою великодушию речь к ним. Используя художественный прием «внутреннего» монолога героя, Толстой обнажает во французском императоре мелочное тщеславие иг­рока, его ничтожность, его позерство». «Вот она, эта столица; она лежит у моих ног, ожидая судьбы своей… И странная и вели­чественная эта минута!». «…Одно мое слово, одно движение моей руки, и погибла эта древняя столица… Вот она лежит у моих ног, играя и дрожа золотыми куполами и крестами в лучах солнца». Вторая часть этого монолога резко контрастирует с первой. «Ког­да Наполеону с должной осторожностью было объявлено, что Москва пуста, он сердито взглянул на доносившего об этом и, отвернувшись, продолжал ходить молча… «Москва пуста. Какое невероятное событие!» — говорил он сам с собой. Он не поехал в город, а остановился на постоялом дворе Дорогомиловского пред­местья». И здесь Толстой замечает, что развязка театрального представления не удалась — «сила, решающая участь народов, лежит не в завоевателях». Таким образом, Толстой обличает бо­напартизм как великое общественное зло, «противное челове­ческому разуму и всей человеческой природе».

Характерно то, что писатель стремился к объективной оцен­ке военного таланта Наполеона. Так, перед Аустерлицким сра­жением Бонапарт смог верно оценить военную обстановку: «его предположения оказались верными». Но все же, по мнению Тол­стого, «в исторических событиях великие люди суть только яр­лыки, дающие наименование событию…» «Наполеон, — заме­чает писатель, — во все это время своей деятельности был подо­бен ребенку, который, держась за тесемочки, привязанные внут­ри кареты, воображает, что он правит».

Таким образом, основной движущей силой истории, по мыс­ли Толстого, является народ. И истинно великие личности у писателя просты, естественны, являются носителями «народно­го чувства». Таким человеком в романе предстает Кутузов. И «нет величия там, где нет простоты, добра и правды», поэтому Напо­леон предстает у Толстого воплощением крайнего индивидуа­лизма, агрессии, бездуховности.

Здесь искали:

  • образы кутузова и наполеона в романе война и мир
  • образ кутузова и наполеона
  • Образы Кутузова и Наполеона
Опубликовано в Сочинения.