ПРАВО НА ТРАГЕДИЮ

ПРАВО НА ТРАГЕДИЮ

Трагедия рождалась как королева литературы: только высокие страсти, только вечные темы, только благо­родные герои, только поэтическая речь. Начиная с Ан­тичности, трагедию волновали проблемы космического масштаба: верность и предательство, любовь и смерть, добро и зло. Цари, вельможи, принцы, знатные сеньоры — только их страдания и страсти могли становиться предметом изображения трагика. До классицизма это было данью античной традиции, после — стало требова­нием классицистского канона.

Простой человек — торговец, слободчанин, купец — мог увидеть себе подобных разве что в комедии. Низкий люд, низкие обстоятельства, низкий язык. Над простотой полагалось смеяться — ну разве есть от чего страдать воз­чику, водоносу или даже средней руки бюргеру? Ешь себе колбасу, пей себе пиво, разве тебя преследует злой рок или коварство титулованного врага?

Первым, кто позволил страдать низкому люду, был не­мецкий драматург Готфрид Эфраим Лессинг: в 1755 году он отдает в театр трагедию «Мисс Сара Сампсон». Это — революция: герои — мещане, окружение — бюргерство, язык — презренная проза. Страсти по-прежнему высоки, проблемы по-прежнему невероятно масштабны, но перед вами на сцене не чужие Ифигении или Макбет, а знакомые до боли и родные люди, едва ли не соседи и родственники.

Впечатление, произведенное новой трагедией, было ошеломляющим: «Зрители четыре часа кряду сидели непо­движно, как статуи, притаив дыхание, и потом разразились рыданиями», — сообщает критик Рамлер о первом пред­ставлении «Мисс Сара Сампсон». На страницах журнала «Театральная библиотека» с восторгом восклицают: «Воз­вышенные страдания простых людей, которые свойствен­ны им не меньше, чем королям или князьям».

Удивительно, как одновременно легко и тяжело воз­вращать человеку право быть человеком. Возрождение научило людей радоваться и любить человеческое в себе. Понадобилось еще двести лет, чтобы дать человеку право на страдание.

Опубликовано в Факты.