Система двойников в романе «Преступление и наказание»

Система двойников в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» (на примере Раскольникова, Свидригайлова, Лужина)

Герои-двойники — своеобразный авторский прием, суть которого заключается в том, что автор предлагает читателю способ понимания главного героя через других действующих лиц, которые имеют с ним сходство. Это прием направлен на то, чтобы позволить читателю получить более полную психологическую характеристику героя, а также всесторонне узнать характер главного действующего лица произведения.

Достоевского в этом случае можно назвать продолжателем лермонтовских традиций: именно М. Ю. Лермонтов первый в своем романе «Герой нашего времени» (1840) прибегнул к такому авторскому приему, как использование героев-двойников, чтобы раскрыть образ главного героя — Печорина — максимально полно и всесторонне.

Говоря о системе героев-двойников в романе Достоевского «Преступление и наказание», имеет смысл в первую очередь иметь в виду цепочку Раскольников — Свидригайлов — Лужин. Каждый из них — отдельная сторона теории Раскольникова, но они оба безумно противны герою. Лужин отвергает христианскую мораль, считает, что прогресс и религия совершенно не могут сосуществовать вместе. Он считает, что эгоистичная польза на руку общественному благу. Об этом свидетельствует его «теория кафтана». Рассуждая о том, что значит «возлюби» с точки зрения религии, он говорит: «я рвал кафтан пополам, делился с ближним, и оба мы оставались наполовину голы, по русской пословице: «Пойдешь за несколькими зайцами разом и ни одного не достигнешь»». Рассуждая же о «возлюби» с точки зрения науки, он подчеркивает: «Наука же говорит: возлюби, прежде всех, одного себя, ибо все на свете на личном интересе основано. Возлюбишь одного себя, то и дела свои обделаешь как следует, и кафтан твой останется цел. Экономическая же правда прибавляет, что чем более в обществе устроенных частных дел и, так сказать, целых кафтанов, тем более для него твердых оснований и тем более устраивается в нем и общее дело». Раскольников абсолютно не согласен с теорией Лужина. Он считает, что если ее развить, то «выйдет, что людей можно резать». С Лужиным полемизирует также и автор: он противопоставляет теории жизнь не по науке, а по душе. В конце романа, когда автор описывает состояние героя после объявления приговора, он отмечает, что «вместо диалектики наступила жизнь, и в сознании должно было выработаться что-то совершенно другое».

Таким образом, Достоевский на страницах своего романа полемизировал с теорией «разумного эгоизма» Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова, которая сформировалась во многом под влиянием учений Д. Милля и Г. Спенсера. Достоевский считал, что эта теория «в силу своего рационалистического характера «отрицает роль непосредственного нравственного побуждения» (литературовед Г. М. Фридлендер).

Свидригайлов становится для Раскольникова настоящим олицетворением человеческой мерзости, но одновременно с этим Раскольников ощущает непонятную близость со Свидригайловым. Сам о себе Свидригайлов говорит, что он «человек развратный и праздный», а свою биографию кратко описывает так: «дворянин, служил два года в кавалерии, потом так здесь в Петербурге шлялся, потом женился.». Вся жизнь его бесцельна, она сводится лишь к поиску наслаждений, а главной его теорией является теория вседозволенности. Но когда в жизни Свидригайлова появляется сестра Раскольникова Дуня, читатель видит трансформацию героя, борьбу противоположных начал. Особенно ясно это проявляется в сцене из пятой главы шестой части: Свидригайлов приглашает Дуню в гости, а потом пытается силой добиться ее любви. Но видя, что Дуня его не любит, и понимая, что не полюбит никогда, он, пережив «мгновение ужасной, немой борьбы в душе», отпускает ее. Таким образом Достоевский показывает читателям, как рушится теория вседозволенности Свидригайлова.

В романе Достоевский спорит с теорией Раскольникова с помощью героев-двойников, показывает несостоятельность системы взглядов героя на фоне теорий его двойников. Автор не решается сказать свое последнее авторское слово, он до самого конца не обнаруживает своего знания, дает возможность каждому идеологу довести идею до конца, но ясно, что несогласие Достоевского с теорией Раскольникова и полемика с ней проходит через весь роман.

Здесь искали:

  • тема двойничества в романе преступление и наказание
  • система двойников в романе преступление и наказание
  • Тема двойничество в романе престкрлегин
Опубликовано в Сочинения.