Сочинение: Честь в романе «Доктор Живаго» Пастерна­к

18 Ноя 2017
111

Бог дал человеку чистую душу. Вернуть ее следует тоже чистою. (Талмуд)

Споры о том, что такое душа человеческая, не утиха­ют, наверное, на протяжении всей истории человечества. Медицинские опыты, к примеру, доказывают, что тело умершего человека на 7 г легче, чем его предсмертный вес. С точки зрения философии, душа рассматривается как сознание, мышление, то, что побуждает к деятельно­сти, определяющее поведение, начало и т.д. Помните вечный вопрос философии: «Что первично — дух или ма­терия?» Для меня же душа человека — это внутренняя сила, моральный мир человека, его совесть, поэтому сло­ва Талмуда о душе я понимаю как наставление жить че­стно, праведно, не нарушая законов добродетели, чтобы «предстать перед Богом» (даже если это просто метафора) с чистой, незапятнанной душой.

В русской литературе примеров на эту тему очень много, потому что именно такое отношение к человече­скому существованию (чем человек живет?) отличает русскую литературу от других мировых литератур. Наша литература не авантюрная, как в значительной степени литература Англии (Скотт, Стивенсон, Хаггард), и не приключенческая, как американская (Купер, Диккенс, Дж. Лондон, Э. По, Мелвилл), или любовная, как лите­ратура Франции (Дюма, Стендаль). Наша литература в первую очередь духовно направленная литература. Для нее важен поиск ответа на один-единственный вопрос: как жизнь свою прожить достойно? Об этом размышляли Пушкин и Лермонтов, Толстой и Достоевский, Чехов и Бунин, но мне хочется обратиться к роману Б. Пастерна­ка «Доктор Живаго».

Этот «крамольный роман» (так о нем отзывались в со­ветское время, когда его отказывались печатать в Рос­сии) рассказывает о судьбе русского человека, захвачен­ного «бурей революционных лет». Роман начинается со сцены похорон, и мы видим, как чиста душа маленького Юрия, только что потерявшего мать. Эту чистую душу он постарается пронести через всю свою нелегкую жизнь, в которой все время будут сомнения и колебания, духов­ные потери и приобретения, историческая трагедия лич­ности и России. Центральные события романа — Ок­тябрьская революция и гражданская война — воспринимаются Юрием как природный катаклизм, он не может их осмыслить логически, но чувствует и слы­шит «гул революции». Живаго любит жизнь, и призна­ется в этом: «О, как сладко существовать! Как сладко жить на свете и любить жизнь!», но ради «сохранения спокойной жизни» он не будет идти против своей совес­ти, поэтому и помогает раненым демонстрантам, хотя со­всем не разделяет их революционных идей, поэтому в партизанском отряде, куда его насильно привели, лечит больных, но никак не может смириться с кровопролити­ем и уходит от них, несмотря на то что за дезертирство мог быть убит. Его смерть — не героическая, а даже ка­кая-то обыденная: в трамвае сделалось дурно, инфаркт, смерть. Но жизнь его — высшей пробы, все она прошла под знаменем незапятнанной совести. «Человек умирает не на улице под забором, а у себя в истории, в разгаре ра­бот, посвященных преодолению смерти, умирает, сам по­священный этой теме», — говорил в романе отец Нико­лай и был совершенно прав. Наверное, именно это в человеке самое ценное. Наверное, именно за это и был отмечен роман Нобелевской премией.

В завершение нельзя не отметить, что, по словам Д.С. Лихачева, «перед нами вовсе не роман, а род авто­биографии самого Пастернака… Это духовная автобио­графия Пастернака». С этим нельзя не согласиться. В об­разе Юрия Живаго сосредоточен собирательный образ русской интеллигенции, которая не без колебаний и ду­ховных потерь пережила революцию, но в этой «смер­тельной схватке с историей» сумела сохранить душу свою чистой и невинной. (499 слов)