Сочинение на тему: Лишний человек в русской литературе

Лишний человек в русской литературе.

Почти одновременно с людьми типа Чацкого в русском обществе вызревал новый тип, новый герой времени, который стал доминирующим в последекабристскую эпоху. Этот тип человека с легкой руки Белинского принято называть типом «лишнего человека». В русской литературе выстраивается длинный ряд таких героев: Онегин, Печорин, Бельтов, Рудин, Обломов и некоторые другие. У названных героев есть как общие черты, так и отличия. К общим свойствам типа отно­сится прежде всего происхождение: все названные герои — дворяне, причем достаточно обеспеченные, чтобы не иметь необходимости зарабатывать на жизнь. Во-вторых, это люди незаурядные, одаренные от природы умом, талантом, душой. Они не вписываются в обычную жизнь дворянства своего времени, тяготятся бесцельной и бессмысленной жизнью и стараются найти для себя дело, которое бы позволило им рас­крыться. Но в-третьих, все герои по разным причинам так и остаются «лишними», их богато одаренные натуры не находят применения в обществе. Белинский считал, что в появлении «лишних людей» повинно общество, его социальная и поли­тическая организация, поскольку самодержавно-крепостни­ческому государству не нужны люди с чувством, умом, ини­циативой. Добролюбов отметил другую сторону проблемы — субъективную: сами герои носят в себе такие свойства, кото­рые исключают их плодотворную деятельность на благо об­щества: они, как правило, безвольны, не приучены к труду, избалованы праздной жизнью и ленью и поэтому предпочи­тают предаваться мечтам, а не приниматься энергично за ка­кое-либо полезное дело. Отвлекаясь от социального смысла типа «лишних людей», можно заметить и еще одну важную  черту сходства между ними: все они так или иначе ищут свое предназначение, мучаются своим бездействием, но и делать ничего не могут, так как не знают наверняка, во имя чего дей­ствовать. В большинстве своем это более или менее трагиче­ские характеры, люди, не нашедшие своего счастья, хотя в их эволюции все более проступают и черты комического, что от­четливо видно, например, в образе Обломова.

При всей схожести герои эти все же разные, и общее для всех состояние неудовлетворенности вызывается не совсем одинаковыми причинами и у каждого имеет своеобразную ок­раску. Так, Онегин — наиболее, вероятно, трагическая фигу­ра — испытывает холодную скуку и «хандру». Пресытившись светской жизнью, устав от любовных приключений, не найдя ничего хорошего в деревне, оторванный от национальных кор­ней, он уже и не ищет смысла существования, цели в жизни, поскольку твердо убежден, что такой цели нет и быть не может, жизнь изначально бессмысленна и суть ее — скука и пресыще­ние. Онегин, «убив на поединке друга, / Дожив без цели, без трудов / До двадцати шести годов, / Томясь в бездействии досу­га / Без службы, без жены, без дел, / Ничем заняться не умел». «Русская хандра» Онегина — тяжелый «немногих доброволь­ный крест». Он не есть, вопреки мнению Татьяны, «пародия», нет, его чувство разочарованности искренне, глубоко и тяжело для него самого. Он и рад бы пробудиться к деятельной жизни, но не может, в двадцать шесть лет чувствуя себя глубоким ста­риком. Можно сказать, что Онегин все время балансирует на грани самоубийства, но и этот выход заказан ему все той же ле­нью, хотя, без сомнения, смерть он встретил бы с облегчением. В лице Онегина перед нами трагедия человека, который еще все может, но уже ничего не хочет. И «…мыслит, грустью отума­нен: Зачем я пулей в грудь не ранен? Зачем не хилый я старик, Как этот бедный откупщик? Зачем, как тульский заседатель, Я не лежу в параличе? Зачем не чувствую в плече Хоть ревматиз­ма? — ах, создатель, Я молод, жизнь во мне крепка; чего мне ждать? тоска, тоска!..» («Отрывки из путешествия Онегина»).

Совсем не то — лермонтовский Печорин. Как и лириче­ский герой поэзии Лермонтова, Печорин неистово хочет жить, но именно жить, а не прозябать. Жить — то есть совершать не­что великое, но что именно? Ии одна цель не кажется Печорину бесспорной, любая ценность возбуждает сомнения. Метания Печорина — это, по сути, поиск чего-то такого, что сам герой с чистой совестью мог бы поставить выше себя самого, своей личности и своей свободы. Но это «что-то» оказывается неуло­вимым, заставляя Печорина вообще сомневаться в существова­нии надличностных ценностей и выше всего ставить самого се­бя. И все же с горечью думает Печорин о том, что «верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные… Но я не угадал этого назначения». Идейно­нравственные поиски Печорина носят трагический характер, поскольку самим устройством вещей обречены на неудачу, но сам он внутренне характер далеко не трагический, а, напротив, романтический и героический. Попади Печорин в соответст­вующую обстановку, вдохновись какой-нибудь великой целью — и он, несомненно, совершил бы героическое деяние. Он не Онегин, который холоден и которому скучно жить везде; Печо­рин горяч, и скучно жить ему только той мелкой и суетной жизнью, которую он принужден вести, а иной ему не дано… Из всех «лишних людей» Печорин в наибольшей степени наделен энергией действия, он, так сказать, наименее «лишний».

В дальнейшем происходит деградация типа «лишнего чело­века», в нем все более проявляются черты вялости, апатии, без­волия, неспособности что-либо делать. Тургеневский Рудин еще ищет себе дело, говорит о необходимости высокой общест­венной деятельности, хотя и полагает, что в то время, в которое он живет, «хорошее слово — тоже Дело». А вот гончаровский Илья Ильич Обломов уже и не помышляет ни о какой-либо деятельности, и лишь любовь к Ольге Ильинской способна стронуть его с уютного дивана, да и то, в сущности, ненадолго. Обломов, ставший типом огромного обобщающего значения, подпел черту, по мысли Добролюбова, под развитием типа «лишнего человека» в русской литературе. В Обломове еще со­хранились положительные свойства, столь высоко ценимые русскими писателями, — тонко чувствующая душа, незауряд­ный ум, нежность чувства и др. — но инертность, «обломов­щина» сводит эти качества на нет, и говорить об Обломове как о герое времени, пожалуй, не приходится. Тем более что в сере­дине XIX века на русскую историческую сцену вышел новый тип, герой нового времени — разночинец-демократ.

Здесь искали:

  • сочинение на тему лишний человек
  • лишний человек
  • тема лишнего человека в русской литературе
Опубликовано в Сочинения.