Сочинение на тему: «Небо» и «земля» в лирике Лермонтова

«Небо» и «земля» в лирике М.Ю. Лермонтова

В философской лирике М.Ю. Лермонтова ощутима вера в потусторонний мир. Поэт признает доземное и послеземное существование души («Ангел»). Однако земная жизнь и жизнь вечная в творчестве Лермонтова противопоставлены — это веч­ная антитеза земли и неба в его стихах:

Чем ты несчастлив? —

Скажут мне люди.

Тем я несчастлив,

Добрые люди, что звезды и небо — Звезды и небо! — а я человек!..

(«Небо и звезды)

Антитеза земли и неба доведена у Лермонтова до крайних пределов, в основе ее лежит принцип дуализма, учение о про­тивостоянии двух полярных начал — души и тела. Душа чело­веческая небесного, божественного происхождения, тело — зем­ной прах. Этот дуалистический принцип лежит в основе традиционной религии, а также мистики и идеализма. Как отмечает П.Н. Сакулин, Лермонтов не занимался ни философией, ни мистикой. Но он стремился постигнуть религиозный смысл жизни. И «принес землю на заклание небу. Небом он мерит землю, ангелами — людей». Отсюда — резкая контрастность в произведениях поэта, дисгармоничность сознания его лири­ческого героя.

Земля и небо у Лермонтова противостоят друг другу как две враждебные стихии. Душе, хранящей память о песне ангела («Ан­гел»), уже скучны земные песни. Земная жизнь — «не что иное, как тетрадь с давно известными стихами» («Sentenz»). Перед смер­тью человек убеждается, что золотая чаша жизни — пуста, что «в ней напиток был — мечта» («Чаша жизни»). Человек ничто­жен по сравнению с небом, он -«земной червь». Над землей же, этим гнездом «разврата, безумства и печали» царит «гигант все­сильный» — смерть. И образ ее становится порой кошмаром для поэта («Ночь II»).

Вместе с тем, он страстно привязан к земле, душой его владе­ет «неудержимая жажда бытия»:

Как землю нам больше небес не любить?

Нам небесное счастье темно;

Хоть счастье земное и меньше в сто раз,

Но мы знаем, какое оно.

(«Земля и небо»)

В другом стихотворении — «Молитва» — поэт вновь говорит о своих земных привязанностях. В произведении кольцевая ком­позиция. В первой части стихотворения герой обращается к все­вышнему, мы видим своеобразное покаяние его, где он расска­зывает о своих заблужденьях, волненьях, страстях. Молитва о прощении здесь как будто отходит на второй план. Причем рас­сказ о «грехах» представляет собой своеобразную смысловую гра­дацию: «мрак земли могильный С ее страстями я люблю», «ред­ко в душу входит Живых речей твоих струя», «В заблужденье бро­дит Мой ум далеко от тебя», «лава вдохновенья Клокочет на гру­ди моей», «дикие волненья», «мир земной мне тесен», и, наконец, наивысший грех — поэзия стала кумиром героя («И часто звуком грешных песен Я, боже, не тебе молюсь»). Вторая часть — это просьба освободить его от «страшной жажды песно- пенья», которая заменяет ему Бога. И в финале поэт вновь обра­щается к небу:

От страшной жажды песнопенья Пускай, творец, освобожусь,

Тогда на тесный путь спасенья К тебе я снова обращусь.

Но что же представляет собой иное бытие? Это особый мир, где нет суетности, злобы, жестокости. Душа поэта с детских лет «чудесного искала», стремилась оторваться от земли. Небо, звез­ды, луна — неизменные атрибуты любимого пейзажа Лермонто­ва. Во многих стихотворениях поэт изображает, как душа осво­бождается от своих земных качеств в загробном мире и преобра­жается:

И смерть пришла, наступило за гробом свиданье,

Но в мире новом друг друга они не узнали.

(«Они любили друг друга так долго и нежно…»)

Однако это преображение, утрата человеком своих индиви­дуальных качеств — все это пугает поэта, и поэтому зачастую он чувствует свою отдаленность и от земли, и от неба, а порой и вовсе отрицает загробный мир («Отрывок — На жизнь надеяться страшась», «Я видел тень блаженства», «Смерть»).

Как замечает С.В. Шувалов, М.Ю. Лермонтов признает и су­ществование Бога, который всезнающ, всесилен, но вместе с тем Бог — грозный судья, ответственный не только за добро, но и зло, дарящее на земле. Поэтому во многих произведениях по­эта звучат богоборческие мотивы. Он часто обижается на свою судьбу, Бог не дает сбыться надеждам его юности:

Зачем так горько прекословил Надеждам юности моей.

(«Гляжу на будущность с боязнью»)

Основное чувство лирического героя этих стихотворений — душевная усталость, готовность обрести иной мир, горестное сознание пустоты своего земного существования:

Земле я отдал дань земную Любви, надежд, добра и зла;

Начать готов я жизнь другую,

Молчу и жду: пора пришла;

Я в мире не оставлю брата,

И тьмой и холодом объята Душа усталая моя…

В известном стихотворении «Благодарность» поэт ироничес­ки благодарит Бога «за горечь слез», «за месть врагов и клевету друзей» и просит у Творца скорейшего избавления — смерти:

Устрой лишь так, чтобы Тебя отныне Недолго я еще благодарил.

Отметим, что особенностью религиозного чувства Лермон­това было особое отношение к природе. По мнению поэта, Бог присутствует в природе, обращаясь к ней, можно познать ее Со­здателя. В зрелой лирике поэта мы находим ряд стихотворений, проникнутых искренней верой: «Ветка Палестины», «Молитва» («В минуту жизни трудную…»), «Ребенку». Душа лирического героя через созерцание природы здесь вновь устремляется к небу:

Тогда смиряется души моей тревога,

Тогда расходятся морщины на челе, —

И счастье я могу постигнуть на земле,

И в небесах я вижу бога…

Таким образом, смысл земной жизни, по мысли поэта, — в выявлении человеком его божественной сущности, в осуществ­лении справедливости, в исканиях и полноте земной жизни.

Здесь искали:

  • земля и небо лермонтов анализ
  • небесное и земное временное и вечное в лирике лермонтова
  • анализ стихотворения лермонтова земля и небо
Опубликовано в Сочинения.