Сочинение — Обломов, Обломовка, обломовщина в романе Гончарова

Обломов, Обломовка, обломовщина в романе И. А. Гончарова.

Когда знакомишься с человеком, редко что характеризует его так ярко, как то место, где он живет, вещи, которые его окружают, люди, которые ему близки.

Очевидное доказательство этого наблюдения дает роман И.А. Гончарова «Обломов». В нем писатель словно бы намеренно снижает образ главного героя, русского помещика, живущего в патриархальной Обломовке. На первый взгляд кажется, что здесь и рассуждать-то не о чем, так заражен Обломов ленью, бесполез­ной мечтательностью, практической никчемностью. Эти качества героя подчеркнуты описанием его кабинета, который поражает своей запущенностью и небрежностью. Идя по стопам Гоголя, ав­тор нагнетает детали: паутина на стенах, пожелтевшая страница забытой книги, грязная тарелка на столе… «Можно было бы поду­мать, что тут никто не живет». Да Обломов словно бы и не живет вовсе, он лежит и… мечтает. Воплощением его натуры стали два предмета: домашние тапки и уютный халат, который так шел «к покойным чертам лица его и к изнеженному телу».

Действительно, в очень невыгодном свете предстает на первых же страницах романа его герой. Но не будем спешить с выводами, ведь сам писатель не стремится произнести приговор, а представ­ляет читателю обширный материал для размышлений о герое.

«Отчего я такой?» — задает себе мучительный вопрос Обломов. Где кроются истоки его характера? Как водится, в начале жизни человека, в традициях того края, где он вырос. Все, начиная с природы, окружающей ребенка, и заканчивая увлекательными сказками няни, сформировало Обломова. Так И.А. Гончаров под­черкивает исконно русские, национальные основы его характера.

Описывая природу Обломовки, автор постоянно использует то олицетворения, то сравнения. Небо ближе жмется к земле, чтобы обнять ее покрепче, с любовью; оно распростерлось над головой, как родительская надежная кровля. Не здесь ли корни обломовской «голубиной нежности», незлобивости? Эти черты поддерживала и развивала семья, окружившая Илюшу лаской и любовью. Так укреплялось его «честное, верное» сердце. Но од­новременно эта не знающая границ забота, эта полная зависи­мость от других, от крепостных, выполнявших малейшие жела­ния хозяина, лишили Илью Ильича способности сделать что-либо самостоятельно и умения решать реальные проблемы, жизнь заменялась фантазиями, близкими к няниным сказкам, и герой бессознательно грустил подчас, «зачем сказка не жизнь». В своих мечтах Обломов переносился в мир, где нет ме­ста суете, где правят незыблемые, устойчивые законы, а жизнь течет ровно, широко, подобная не своенравной реке, а спо­койной русской равнине…

Одна из основных забот жителей Обломовки — забота о пище. Стук ножей слышался в доме с утра до вечера. Какие за­пасы варений, солений там готовились! Какие пеклись пироги, варились квасы! Не напоминают ли эти описания сказочные «молочные реки с кисельными берегами», «скатерть-самобран­ку» и прочие волшебные предметы? И не столько об обильной пище здесь речь, сколько о традиционном русском хлебосоль­стве, о теплоте дома. Не случайно после разрыва с Ольгой Об­ломов придет к хозяйственной Агафье Матвеевне, сам дом ко­торой напомнит герою Обломовку, станет для него маленьким ковчегом домашней жизни.

Воспоминания Обломова о детстве, о доме будут названы «сном». Это состояние неотделимо от Обломовки, где царят «тишина», «невозмутимое спокойствие», и от Ильи Ильича. Сон его обычное состояние, форма мысли, способ жизни. Но жизнь ли это? И что тогда есть жизнь? Может быть, практич­ность и деловитость коммерсанта Штольца? Или холодность и рассудительность Ольги, которой нравилась ее роль воспитате­ля Обломова? Ответ Ильи Ильича ясен: нет! Он отворачивается от суеты, от погони за призрачными целями, когда человек разменивает себя на пустяки. «Он печально озирается вокруг и все видит в жизни вред, беду, все мечтает о той волшебной стороне, где нет зла, хлопот, печалей…»

После выхода романа критика разделилась в оценке его ге­роя. Для демократа Добролюбова Обломов стал олицетворени­ем русского крепостничества, патриархальности, символом традиционной русской лени, пассивности. Да, Илья Ильич — дитя Обломовки. Но введенное Добролюбовым понятие «обло­мовщина» включает в себя весь строй патриархальной русской жизни, в том числе его традиционные национальные устои, со­державшие немало человеческого, бесценного. На умение Гон­чарова показать эти «мирные и незлобивые» стороны народной жизни и не скрыть при этом ни один из ее недостатков обра­тил внимание критик Дружинин. «Обломов — ребенок, а не дрянной развратник… Он бессилен на добро, но он положи­тельно не способен к злому делу, чист духом», — делает вывод Дружинин. Не является ли традиционная русская лень своеоб­разным протестом против бездушия жизни, голого расчета, хо­лодной предприимчивости «деловых людей», появившихся в России? И может быть, не в противопоставлении, а в соедине­нии разумной практичности, осмысленной деятельности с доб­ротой и человечностью, с ладом народной жизни, с природой и заключается ответ на многие вопросы, которые ставит перед нами развитие цивилизации?

Здесь искали:

  • описание обломовки
  • сочинение обломов
  • описание обломовки в романе обломов
Опубликовано в Сочинения.