Сочинение: Особенности психологизма в романе Достоевского «Преступление и наказание»

Особенности психологизма в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

Философская проблематика романа «Преступление и наказание» во многом обусловила особенности его психологического стиля. Можно сказать, что психологизм стал стихией всего романного повествования, для которого характерна предельная сосредоточенность на душевной жизни героев.

Герои «Преступления и наказания» погружены в себя, в свой внут­ренний мир, стремятся разрешить сложные жизненные вопросы. Так, например, Родион Раскольников сосредоточен на решении важной для него философской проблемы: «Тварь ли я дрожащая или право имею…» Одержимый этой идеей, герой забывает о еде, об одежде, полностью пре­небрегает бытовой жизнью. Интересно, что не только Раскольников, но и другие герои романа поглощены какой-либо идеей. Так, в рассуждени­ях Свидригайлова обнаруживается мысль о полном своеволии, отсутст­вии нравственного долга перед собой и окружающими людьми. Лужин воплощает собой идею экономического хищничества, он исповедует фи­лософию приобретательства. Идеи любви и самопожертвования свойст­венны Соне. Без идеи, вне идеи трудно представить себе жизнь героев Достоевского. По мнению писателя, часто именно идея определяет нрав­ственную сущность человека, поиск им своего места в мире.

Не случайно система изобразительно-выразительных средств романа служит передаче динамики мыслей и чувств героев. Средствами внешнего и внутреннего монолога, напряженного диалога, с помощью емкой детали автор раскрывает колебания своих героев, непрекращающуюся борьбу противоречий в их душах. Внутренняя жизнь человека показана у Досто­евского в моменты максимального психологического напряжения, интен­сивности, когда боль и страдания практически невыносимы. Так, идя «де­лать пробу», Раскольников в то же время говорит себе: «О боже, как все это отвратительно! И неужели, неужели я… нет, это вздор, это неле­пость!.. И неужели такой ужас мог прийти мне в голову? На какую грязь способно, однако, мое сердце! Главное: грязно, пакостно, гадко, гадко!..»

Герой колеблется от одной крайности к другой, испытывает странное переплетение и смешение чувств: «Так мучил он себя и поддразнивал этими вопросами, даже с каким-то наслаждением»; «Прежнее, мучи- тельно-страшное, безобразное ощущение начинало все ярче и живее припоминаться ему… и ему все приятнее и приятнее становилось».

 

Как подлинный психолог, Достоевский понимает, что невозможно до конца постичь тайну человеческой души. Для писателя ее глубины неис­черпаемы. Отсюда так часты на страницах романа слова «странно», «странное чувство», «неожиданно для себя», «как бы невольно», «какое-то непонятное ощущение» и пр. Душевный мир героев Достоевского во многом напоминает хаос, является разрозненным, алогичным: герой часто совершает поступки «вопреки» и назло себе, «нарочно», хотя и предвидит губительные последствия своих «деяний». Об этом, в частнос­ти, свидетельствует следующий самоанализ Раскольникова. «Я должен был это знать, — думал он с горькой усмешкой, — и как смел я, зная се­бя, предчувствуя себя, брать топор и кровавиться. Я обязан был заранее знать… Э! Да ведь я же заранее и знал!..» — прошептал он в отчаянии… «Эх, эстетическая я вошь, и больше ничего, — прибавил он вдруг рас­смеявшись, как помешанный… — Потому, потому я окончательно вошь, — прибавил он, скрежеща зубами, — потому, что сам-то я, может быть, еще сквернее и гаже, чем убитая вошь, и заранее предчувствовал, что скажу это себе уже после того, как убью».

Среди психологических форм изображения следует назвать символи­ческие сны Раскольникова, авторские ремарки, смешение и взаимопереходы различных форм речи — внутренней, прямой, несобственно-прямой. Замечательно использование портретных деталей, таких, напри­мер, как глаза: у Раскольникова «прекрасные темные глаза», у Сони «замечательные голубые глаза», глаза Свидригайлова смотрят «холод­но, пристально и вдумчиво», у Дуни «глаза почти черные, сверкающие, гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые». Так же разнообразна динамика улыбок: «странная улыбка искривила его ли­цо, жалкая, печальная, слабая улыбка, улыбка отчаяния», «безобраз­ная, потерянная улыбка выдавилась на его устах», «прибавил он с осто­рожною улыбкой», «задумчиво улыбнулся», «неловко усмехнулся», «горькая усмешка», «неопределенно улыбаясь», «ядовито улыбнулся», «насмешливая улыбка искривила его губы» и т. д.

В целом при анализе внутреннего мира человека Достоевский остав­ляет глубинные его пласты неосвещенными. Писатель умеет передавать напряженнейшие душевные состояния человека, владеет всеми способа­ми и приемами психологического анализа, что позволяет считать психо­логизм его романов разработанным и художественно совершенным.

Здесь искали:

  • в чем своеобразие психологизма достоевского
  • сложный план и сочинение преступление и наказания
  • ошибка в романе ф м достоевского преступление и наказание аргументы
Опубликовано в Сочинения.