Сочинение: Последняя встреча Максима Максимыча и Печорина

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА МАКСИМА МАКСИМЫЧА И ПЕЧОРИНА

Условия успешного выполнения работы

  • Жанр сочинения — анализ эпизода, литературно-критическая статья.
  • Содержание — творческая работа логического плана на литературную тему.

Задания

  1. Прочитайте вариант анализа эпизода последней встречи Максима Максимыча и Печорина.
  2. Выскажите свое мнение о прочитанном, ссылаясь на критерии оценивания творческой работы.
  3. Отредактируйте текст творческой работы, внеся необходимые поправки в форму и содержание.

План сочинения

  1. Вступление: определен объект анализа — эпизод последней встречи Максима Максимыча и Печорина.
  2. Основная часть:
  • начало встречи Максима Максимыча и Печорина: мгновения ожидания радости;
  • мотив ожидания, нетерпения, длинный церемониал встречи в изображении М.Ю. Лермонтова;
  • «Где же?»: мотив раздражения и неловкости — способ создания внутреннего напряжения повествования;
  • задыхающийся ритм повествования о первых мгновениях встречи давних знакомых;
  • «протянул» руку (Печорин) и «схватил обеими руками» (Максим Максимыч) — какие разные слова!
  • странный разговор героев.
  1. Вывод: «Мне пора» — заключительный аккорд эпизода, разящий ледяным холодом.

В романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» эпизод последней встречи штабс-капитана Максима Максимыча и главного героя произведения Г.А. Печорина — пожалуй, один из самых важных и значительных в сюжетно-композиционном строе романа. Он помогает читателю понять одну из самых главных причин, заставляющих Печорина мучиться, скитаться по свету, приносить несчастья совершенно невинным людям.

Лермонтов, создавая портрет героя своего поколения, времени, раскрывает в этом эпизоде душу Печорина, обнажает ее, и суть характера лермонтовского героя становится нам понятной.

Давайте обратимся к тексту: «— Чья это коляска?.. — Моего господина… — А кто твой господин? — Печорин…»

Так начинается эпизод последней встречи Максима Максимыча и Печорина. Читатель вместе с Максимом Максимычем вздрагивает от радости. Зная, что связывает Печорина со штабс-капитаном, мы, как и он, не сомневаемся, что сейчас произойдет трогательная встреча друзей, сейчас появится Печорин и бросится на шею доброму старику.

Максиму Максимычу важно одно: увидеть Печорина. «Да где же он сам остался?» — вот что интересует старика. «Слуга объявил, что Печорин остался ужинать и ночевать у полковника Н…» Максим Максимыч убежден, что Печорин сейчас прибежит, пойти к полковнику сам он не может: он не в том чине, чтобы запросто являться в дом к высшим чинам. Он знает свое место.

Ожидание, нетерпение, длинный церемониал встречи — все это определяет состояние Максима Максимыча, не Печорина. Он холоден и спокоен — более того, ему скучно. Первое, что мы о нем узнаем: он «зевнул раза два» — никакого волнения при мысли о предстоящей встрече, никакого движения души.

Только здесь, в середине второй из пяти повестей, составляющих роман, Лермонтов рисует портрет Печорина — первый психологический портрет в русской литературе. Для Лермонтова важно не живописное представление от Печорина, а те особенности его внешности, которые помогут понять характер, психологию. Сра-

зу, с первого взгляда, в Печорине угадывается сильный человек. «Его походка была небрежна и ленива, но… он не размахивая руками, — верный признак скрытности характера…» Небрежность и сдержанность, стройность, прямизна стана и расслабленность. Глазам Печорина Лермонтов посвящает целый абзац. То, что они «не смеялись», — «признак или злого нрава, или глубокой постоянной грусти».

Напряженное ожидание Максима Максимыча, наконец, разрешилось: Печорин пришел. Но теперь нет штабс-капитана. А лошади уже заложены. Внутреннее напряжение рассказчика (а вместе с ним и читателя) растет, ведь Печорин может так и уехать, не дождавшись Максима Максимыча. Правда, он не торопится. На предложение рассказчика Печорин реагирует так, как нам хотелось: «быстро», с восклицанием «ах!», с вопросом «где же?». Но ему «вчера говорили» — а он вчера не торопился и сегодня чуть не уехал… Что же все это значит?

«Я обернулся к площади и увидел Максима Максимыча, бегущего что было мочи…» Спокойный, медлительный тон, которым Лермонтов повествует о Печорине, сменяется бешено быстрым, вдыхающимся ритмом повествования о Максиме Максимыче: он бежал, «что было мочи… едва мог дышать; пот градом катился с лица его, мокрые клочки седых волос приклеились ко лбу его; колена его дрожали… он хотел кинуться на шею Печорину».

Прерывистое, учащенное дыхание бегущего взволнованного человека слышно в описании Максима Максимыча.

И сразу же быстрый, бешеный темп сменяется медленным: «…он хотел кинуться на шею Печорину, но тот довольно холодно, хотя с приветливой улыбкой, протянул ему руку». Два длинных похожих слова «довольно холодно» — и замедляющий речь оборот «хотя с приветливой улыбкой» — и снова длинное протяжное слово «протянул», так непохожее на быстрые слова, рисующие Максима Максимыча. Читатель на минутку останавливается, как и Максим Максимыч, натолкнувшись на медленное спокойствие Печорина, и сразу же снова торопится вместе со штабс-капитаном, который «на минуту остолбенел, но потом жадно схватил его руку обеими руками: он еще не мог говорить». «Протянул» и «схватил» — какие разные слова, да еще «довольно холодно протянул» и «жадно схватил»! Так в одной фразе раскрываются обе души: ждущая, любящая, открытая и холодная, равнодушная, замкнутая.

Странный разговор происходит между Максимом Максимычем и Печориным. Если прочесть отдельно все реплики Печорина, вовсе не создается впечатление, что Печорин холоден, неприветлив. Сами по себе слова Печорина даже могут показаться теплыми. Но мы ведь помним, что он мог прийти еще вчера вечером, а пришел только сегодня утром и чуть не уехал, забыв о Максиме Максимыче. И мы слышим, что говорит старик, — в сравнении с его словами реплики Печорина оказываются убийственно холодными, пустыми, бездушными:

  • Как я рад, дорогой Максим Максимыч. Ну, как вы поживаете? — сказал Печорин.
  • А… ты?., а вы? — пробормотал со слезами на глазах старик… — сколько лет… сколько дней… да куда это?

Печорин «сказал». Старик «пробормотал со слезами на глазах». Приветливые слова оказываются слишком спокойными, слишком гладкими и потому пустыми рядом со сбивчивой речью Максима Максимыча: «а… ты?., а вы?». Обычно говорят: «Сколько лет, сколько зим» — время измеряют годами. Максим Максимыч сказал иначе: «Сколько лет… сколько дней» — каждый день без Печорина старик помнил о нем, мечтал хотя бы о случайной встрече, мечтал как о чуде, не веря. Чудо осуществилось, и что же? Ответы Печорина на прерывистые вопросы старика оказываются нестерпимо холодными, даже грубыми: «Еду в Персию — и дальше», «Мне пора…»

Сочинение: Последняя встреча Максима Максимыча и Печорина
4.1 (82.22%) 18 votes