Сочинение: Разум и чувства в рассказе «Хамелеон» Чехова

18 Ноя 2017
553

«В двуличном человеке нет ни разума, ни чувств» (А.П. Чехов)

Почему человек бывает двуличен? Сам становится та­ковым или под влиянием внешних факторов разрушает­ся личность, и печальным результатом такого нравст­венного распада является полная деградация разума и чувств?

Для того чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к рассказу А.П. Чехова «Хамелеон». Главный герой про­изведения — полицейский надзиратель Очумелов. Внешнего портрета полицейского автор не дает, но отме­чает отдельные детали (жесты, мимику), выражающие настроение Очумелова. Так, с одной стороны, ряд дета­лей подчеркивает переполняющее полицейского надзи­рателя осознание свой начальственной власти. Заметив толпу, «Очумелов делает полуоборот налево и шагает к сборищу». Он не просто подходит к толпе, а «врезывает­ся» в нее. Говорит он «строго, кашляя, шевеля бровями». Покончив с разбором дела, он «продолжает свой путь по базарной площади».

С другой стороны, «все лицо его заливается улыбкой умиления», когда он узнает, что собака принадлежит брату генерала. Внутренний мир Очумелова — и вопло­щение одновременно грубой, деспотической, невежест­венной власти полицейского-самодура, и отражение сути подхалима-холопа, готового угождать всем, кто выше и могущественнее, чем он сам. Двуличность натуры прояв­ляется и в манере говорить. Речь построена так, что в ней почти отсутствуют спокойные повествовательные пред­ложения, подавляющее большинство или вопроситель­ные, или восклицательные, так как Очумелов или доп­рашивает, или безапелляционно заявляет. Его «хамелеонство» ярко отражается в быстрой смене инто­наций — от нежно-заботливых до резко-грубых. Речь Очумелова пестрит то ругательствами («болван», «знаю вас, чертей», «я ему покажу кузькину мать»), то неле­пыми сочетаниями слов («что значит собака и прочий бродячий скот», «ежели каждый свинья будет ей в нос сигаркой тыкать»), указывающими на очень низкий культурный уровень представителя полицейской власти, интеллектуальную и нравственную неразвитость.

Прекрасно использует автор еще одну деталь, нагляд­но рисующую смену настроений «хамелеона» Очумелова: мысль, что собака, которую он только что было приказал истребить, принадлежит генералу Жигалову, бросает его то в жар, то в холод.

О «хамелеонстве» как социальном явлении, прояв­ляющемся в двуличности натуры, говорит не только об­раз Очумелова, но и образ Хрюкина и суммарный образ толпы.

В золотых дел мастере Хрюкине та же смесь нагло­деспотического желания поиздеваться над беззащитным существом и подхалимства перед властью. Он издевается над собакой («тыкал цыгаркой ей в харю для смеха»), по- видимому, подбил ей лапу (она бежит, «прыгая на трех но­гах»), она «дрожит всем телом», в ее глазах — «выражение тоски и ужаса от всего пережитого». Но перед Очумеловым Хрюкин сам дрожит, заискивает перед ним, льстит. Учи­тывая отношение к нему Очумелова, он то заявляет о своих правах взыскать с владельца штраф, то пытается сослаться на мирового судью, то на брата-жандарма как на возмож­ных своих защитников, то смиренно замолкает, видя, что дело поворачивается не в его пользу.

Толпа же, вначале пассивная, тоже выступает против Хрюкина, когда замечает, что Очумелов уже меняет свое сочувственное отношение к Хрюкину, а в конце рассказа, видя поражение Хрюкина, «хохочет» над ним.

Итак, умный и проницательный читатель видит абсо­лютную деградацию разума и чувств всех героев произ­ведения. Но неужели нет в рассказе А. П. Чехова хотя бы одного положительного героя, способного мыслить и чув­ствовать? Единственный положительный герой — сам автор. Из текста видно, с какой иронией он описывает происходящее: «…подняв вверх правую руку, показыва­ет толпе окровавленный палец. На полупьяном лице… палец имеет вид знамения победы», и как сочувствует бедному щенку: «В слезящихся глазах его выражение тоски и ужаса». В этих нескольких фразах писатель су­мел показать нам, читателям, свое искреннее сочувствие к беззащитному животному и столь же искреннее пре­зрение к людям без разума и чувств. Автор продумывал каждое слово, чтобы читатели поняли ход его мыслей, поняли, что подхалимство, самоуничижение, равно как и самовозвеличивание, разрушают личность, уничтожая ее интеллектуально и лишая моральных устоев и нравст­венных принципов.

В одном из изданий А.П. Чехова к рассказу «Хамеле­он» есть иллюстрация: огромный флюгер в виде поли­цейского с четырьмя руками, направленными во все че­тыре стороны света. Как понять эту аллегорию? Куда ветер подует, туда и повернется этот блюститель закона? Или это хамелеон, готовый сам себе при острой необхо­димости оторвать одну из рук, для того чтобы не попасть в сложную ситуацию?

Безусловно, «хамелеон» Очумелов меняет не цвет ко­жи, как настоящие хамелеоны, а свое поведение, свои взгляды, свое отношение к людям и, следовательно, к своим служебным обязанностям. Значит, А.П. Чехов в своем сатирическом рассказе обличает не какого-то кон­кретного человека, а высмеивает типичное для многове­ковой русской истории явление — приспособленчество, продажность чиновников, их пренебрежение своими служебными обязанностями, взяточничество. Изменится руководство — они приспособятся к другому. Изменится государственный строй — они переделают лозунги. Об­личая в рассказе «Хамелеон» невежество, грубость, ли­цемерие, подхалимство, узость интеллектуальных за­просов и низменность чувств двуличных людей, великий русский писатель дает нам понять, что это далеко не единственный случай подобного нравственного убожест­ва и морального обнищания. Перед нами открывается болезнь эпохи, заразившая все общество. Своим творче­ством Чехов хотел если не излечить ее, то хотя бы заста­вить людей задуматься, увидеть себя со стороны, по­скольку исправлять подобные болезни можно только изнутри, начиная с самих себя, с развития разума и чувств. Другого пути избавления от подлости и пошлости А.П. Чехов не видит. Думается, что он абсолютно прав…