Сочинение: Тема судьбы. Печорин и Вулич

ТЕМА СУДЬБЫ. ПЕЧОРИН И ВУЛИЧ (ДВА ЭПИЗОДА)

Условия успешного выполнения работы

  • Жанр сочинения — собственно рассуждение, литературнокритическая статья.
  • Содержание — творческая работа логического плана на литературную тему.

Задания

  1. Прочитайте вариант рассуждения по теме сочинения на примере двух эпизодов романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».
  2. Выскажите свое мнение о прочитанном, ссылаясь на критерии оценивания творческой работы.
  3. Отредактируйте текст творческой работы, внеся необходимые поправки в форму и содержание.

План сочинения

  1. Вступление: тема судьбы в творчестве М.Ю. Лермонтова.
  2. Основная часть:
  • «…была только одна страсть… страсть к игре…» (образ Вулича);
  • незаурядность характера Вулича;
  • Пари Печорина: вызов Вуличу или собственной судьбе?
  • Печорин прав иди не прав, подталкивая Вулича к рискованному шагу?
  • «Он прав!»: о ком сказал это Вулич?
  • «…подобно Вуличу, я вздумал испытать судьбу…»
  1. Заключение: так кто же фаталист — Вулич или Печорин?

Тема судьбы уже не раз возникала в творчестве М.Ю. Лермонтова. Обращается к ней автор и в романе «Герой нашего времени».

В «Бэле» Максим Максимыч говорил о Печорине: «Ведь есть, право, этакие люди, у которых на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные вещи». В дневнике своем он рассуждал: «…сколько раз уже я играл роль топора в руках судьбы!» Теперь, в «Фаталисте», эта тема оказалась главной, она определила название последней, заключающей роман повести. В этой главе компания офицеров обсуждает вопросы, волновавшие многих образованных людей. Мы уже привыкли, что в каждой части романа главное лицо — Печорин. В «Фаталисте» главное лицо большей половины повести — другой офицер, Вулич. Странный, замкнутый, с молчаливым характером, нерусского происхождения. Вулич «был храбр, говорил мало, но резко… Была

Печорин, верно, предсказал ему близкую смерть. Еще до гибели Вулича он признавался: «Не знаю наверное, верю ли я теперь предопределению или нет, но в этот вечер я ему твердо верил».

«Своей судьбы не минуешь!» и «Не покорюсь!» — вот два возможных решения спора, возникшего накануне между офицерами.

Несчастный Вулич своей гибелью подтвердил первое решение. Какое выберет Печорин?

«Подобно Вуличу, я вздумал испытать судьбу…» — пишет о себе герой романа Лермонтова. Мы обвиняли Печорина в том, что, поддразнивая Вулича, он играет чужой жизнью. Но теперь он играет своей, и это в какой-то мере оправдывает его в наших глазах. Более того, он рискует жизнью не бессмысленно, как Вулич, — ведь казак мог убить не одного человека. И все-таки он рискует жизнью не для выполнения долга, а чтобы испытать судьбу. «После всего этого как бы, кажется, не сделаться фаталистом?» — спрашивает он себя. Но герой не отдается судьбе, а вступает с ней в борьбу. Он верит в судьбу — и сомневается в этой вере. Убедившись на примере Вулича, что предопределение существует, он все-таки стремится проверить это еще раз на себе. Он, может быть, и фаталист, но странный фаталист, который не смиряется с предопределением, а идет наперекор ему. Он хочет сам распорядиться своей жизнью, хочет действовать.

Так кто же фаталист: Вулич или Печорин? Вероятно, каждый по-своему. Но фатализм Печорина (и Лермонтова) не тот, который укладывается в формулу: «Своей судьбы не минуешь». У этого фатализма формула иная: «Не покорюсь» — он не делает человека рабом судьбы, а прибавляет ему решимости.

Сочинение: Тема судьбы. Печорин и Вулич
4.4 (88%) 10 votes

Здесь искали:

  • смысл фразы не знаю наверное верю ли я теперь предопределению