Сочинение в синтетическом эпистолярном жанре

Сочинение на тему: Мое 9 Мая

5 мая 2014 года мой прадед попросил помочь меня подготовить его китель к большому празднику — 9 мая. Пока дед с любовью натирал свои заслуженные награды, я поинтересовался, почему он готовится ко Дню Победы, ведь до праздника еще далеко. Он обернулся, и я увидел застывшие слезы в его глазах. Мне стало очень неловко: мне было невдомек, почему взрослый человек, прошедший войну, выдержавший тяжелые испытания, плачет…

Дед не ответил на мой вопрос, не отвлекаясь, доставал новые медали из постаревшей от времени коробочки и бережно прикасался к каждой из них. «Почему он молчит, почему так переживает? — подумал я. — Наверное, мой дед-фронтовик восстанавливал в памяти те непростые, важные моменты своей жизни, за которые и был награжден».

«…Будучи еще юными, мы шагнули в жестокий и суровый мир войны, — неожиданно, сдавленным голосом, явно волнуясь, начал дед. — Прямо со школьной скамьи, из чистого и светлого мира детства… В нашем прошлом остались друзья, дом, учебники, мечты о будущем. Впереди нас ждало испытание огнем, и мы были к нему готовы. Хотя мы и мечтали о подвиге, о медалях и орденах, но, уходя на войну, толком-то о ней ничего не знали. Не знали всей ее жестокости, не знали, что война — в первую очередь страх, кровь, смерть. А ордена… даются чаще всего посмертно…

Видишь, я выжил, всю войну прошел, а они — моя ПАМЯТЬ, моя светлая и горькая память о юности, о друзьях и товарищах. Моя надежда на то, что когда-нибудь будет мир и спокойная, счастливая жизнь всей моей семьи».


Он дотронулся до медали «За оборону Сталинграда». В комнате сделалась такая тишина, что я услышал, как громко заколотило его сердце.

«…До первого серьезного боя война представлялась нам в романтическом свете, казалась чередой беспрерывных подвигов, каскадом героических сражений. Но когда я собственными глазами увидел, как наш лейтенант, истекая кровью, под огнем дополз до разбитого орудия, поцеловал его еще живой и, прижавшись к нему щекой, умер, тогда я впервые понял, как тяжела та ноша, которую мы взвалили на свои не окрепшие еще плечи, — ноша ответственности. И насколько жестока и страшна обязанность, которую возложила на нас война, — обязанность убивать…»

Затем дед медленно встал, подошел к шкафу и достал оттуда аккуратно перевязанную коробочку, в которой хранилась ЕГО

ПАМЯТЬ. Размотав веревку, дед вытащил из коробочки аккуратные вырезки из пожелтевших фронтовых газет, «треугольнички» — письма с фронта — и потрепанную, выцветшую от времени тетрадь, где-то размером с ладонь. «Наверное, фронтовой дневник деда?» — подумал я. Дед попросил меня присесть рядом с ним и снова замолчал. Он держал в руках святую реликвию и, как мне показалось, будто бы боялся открыть эту крохотную тетрадочку. Тогда я попросил разрешения заглянуть внутрь…

«В районе Цимлянской наши войска ведут оборонительные бои. Немцы предпринимают упорные попытки переправиться на южный берег Дона и несут при этом огромные потери». Заинтересовавшись этой записью, я попросил деда объяснить, когда и почему он ее сделал. Ведь вроде бы ничего особенного, героического ею не запечатлено…

«Каждый день на войне — это чей-то подвиг. Солдата, который с автоматом в руках поднимается в бой, когда уж сил не осталось. Матери солдата, которая сердцем чувствует, как тяжело ее сыну преодолевать и боль, и страх, и ненависть… Маленьким детям солдата, которые, не достигнув еще и семилетнего возраста, по 18 часов стоят у станка и собирают снаряды — «Все — для фронта! Все — для Победы!»

Закончив свой рассказ, дед хотел убрать фронтовой дневник, но я попросил его дать мне его на время почитать. Он неохотно согласился, взяв с меня слово, что я буду беречь его. После проникновенного дедовского рассказа мне пришло на ум стихотворение Юрия Белаша «Ровесникам», которое, на мой взгляд, «вторит правде» моего деда о войне:

Мы знали, что умрем мы не в постели,

И потому порою в 20 лет

Угрюмо с фотокарточек глядели

На этот — ставший черным — белый свет.

Мы знали, что умрем мы не в постели.

И потому — судьбе наперекор —

Мы так неудержимо жить хотели,

Как, может, не хотели до сих пор!

Следующие несколько дней я искал информацию в Интернете о тех битвах, записи о которых я нашел в дневнике и прочитал в письмах домой.

Из письма моего деда от 14 июля 1942 года: «Мама, милая мама! Я не умру! Ведь я молод, мне всего 20 лет, а уже смерть глядит мне в глаза, я не умру! Хотя за Родину и умереть нестрашно, я не умру! Я буду жить! Ведь тогда, прощаясь на вокзале, я столько всего тебе пообещал, мне столько всего еще нужно сделать.

Поэтому мы победим, ведь я не один такой, всем нам, всем моим боевым товарищам много чего еще нужно успеть!»

Затем я прочитал следующее о сражении в районе Цимлянской в газете «Правда» за 25 июля 1942 года: «Только на одном участке в течение суток противник потерял убитыми свыше 1500 солдат и офицеров. На другом участке немцам удалось под прикрытием авиации и мощного артиллерийского огня переправиться через реку. Советские воины ведут самоотверженную борьбу с численно превосходящими силами противника под лозунгом: «Умрем, но не отступим!»

Читаю, а передо мной встают жуткие, потрясающие своей жестокой правдой картины. Горит небо… Пламя войны сжигает все на своем пути: и людей, и орудия, и дома. Горит одна из самых красивых, полноводных и мощных рек моей страны — Дон. Но и она не может сопротивляться свинцовому натиску войны — и горит… Вся страна, судьбы людей — в огне пожарищ…

А вот новые сводки — за 11 ноября того же года: «В районе Сталинграда наши войска обороняли занимаемые позиции и вели артиллерийско-минометную перестрелку с противником. Огнем нашей артиллерии уничтожено 6 минометных батарей, 9 пулеметов, 20 автомашин, взорвано 2 склада с боеприпасами, рассеяно и частью уничтожено до батальона пехоты противника».

Я читал сводки Совинформбюро и не мог понять, как в таком аду можно было выжить?! Как, пройдя по огненным дорогам войны сквозь страдания и смерть, двадцатилетние ребята не стали потерянным поколением, разочарованными скептиками, отгородившимися от мира и целиком ушедшими в себя? Как мой дед не утратил веру в человека и сам остался им? А, напротив, взрослея и мужая в огне боев, он стал непримиримее к нравственности, добрее к добру?!

9 мая 2014 года мы всей семьей пошли на Красную площадь, чтобы поддержать нашего деда, ведь он очень сильно волновался в этот день. Состоялся грандиозный парад: тысячи солдат с гордо поднятыми головами, чеканя шаг, проходили мимо нас, десятки единиц начищенной до блеска техники стремительно проезжали по площади, над нашими головами промчалась целая эскадрилья самолетов, оставив в небе сиять Российский триколор… Все происходило, как и каждый год в день этого великого праздника — торжественно, парадно, гордо! Это был парад моей страны-победительницы, праздник моего народа! Я внимательно вглядывался в лица маршировавших в строю молодых ребят-пехотинцев. Загорелые, молодые и бравые, они печатали шаг по брусчатой мостовой Красной площади… И вдруг… среди них, в одном строю, я увидел своего деда — молодого, как и они, и счастливого!

Я не поверил своим глазам! Я увидел не пожилого мужчину, а двадцатилетнего юношу, с широко расправленными плечами, в идеально сидящей на нем военной форме и со статной выправкой. Я увидел деда, таким, каким он вернулся с войны в 45 году. И именно в этот момент я понял, почему День Победы — это праздник МОЕГО ДЕДА, МОЙ ПРАЗДНИК! Я понял, почему плакал мой дед, вспоминая свою молодость, своих погибших товарищей. Да, теперь я многое понял… День Победы — это «радость со слезами на глазах».

Комментарий.

В работе интересно сочетание (синтез) элементов эпистолярного жанра (дневниковых записей, чтение героем повествования отрывков из фронтовых писем) и интервью, а также хроники с мест событий (боевых действий в ходе Великой Отечественной войны). Автором показаны развитие и повороты повествования, сопряженного с отчетливым выражением личностного отношения к происходящему как в послевоенное время, так и в годы молодости его деда-фронтовика. При этом тема сочинения раскрывается с опорой на текст произведений Ю. Бондарева, Ю. Белаша, которые являются адекватным заданию необходимым материалом для аргументации и иллюстрирования доказательств рассуждения.

Нет отклонений от жанра дневниковой записи: автору текста удалось совместить рассуждение и повествование по проблеме творческой работы: почему всеобщий праздник 9 мая автор сочинения считает и своим ЛИЧНО ЗНАЧИМЫМ праздником Победы?

Язык сочинения соответствует стилистике синтетического жанра творческой работы: автором используются разнообразные синтаксические конструкции, в том числе и риторической направленности (восклицания и вопросы).

Сочинение в синтетическом эпистолярном жанре
4.4 (88%) 20 votes