Тема предназначении поэта в творчестве Твардовского

Глубокими размышлениями о предназначении поэта, о по­этическом долге наполнены стихи крупнейшего русского по­эта современности Твардовского. Будучи предельно требова­тельным к себе, он понимал искусство прежде всего как глубочайшую ответственность поэта за сказанное им слово. Живя в трудную эпоху, он бескомпромиссно требовал от писателя одного простого и такого насущного качества — че­стности, поэтической правды. В поэме «За далью — даль» Твардовский создает впечатляющий образ «внутреннего ре­дактора», который не дает поэту быть самим собой, превраща­ет его в бездушный образец, заступая на место поэтической честности. Этому «внутреннему редактору» и надо-то, в сущ­ности, очень немного: чтобы поэт лишь чуть-чуть покривил душой, где-то чего-то не договорил, а где-то что-то лишнее вставил: «Я только мелочи убавлю /Там, сям — и ты как будто цел. / И все нетронутым оставлю, / Что сам ты вычеркнуть хо­тел. / Там карандаш, а тут резинка, / И все по чести, все любя.

/И в свет ты выйдешь, как картинка, / Какой задумал я тебя». Но на самом деле поэт не может, не имеет права даже в мело­чах кривить душой если он истинный поэт. Твардовский, с его девизом: «Тут ни убавить, ни прибавить — / Так это было на земле»,- не подчинялся никогда вкрадчивому «внутреннему редактору»: «В труде, в страде моей бессонной / Тебя и знать не знаю я./ Ты есть за этой только зоной, / Ты — только тень. Ты — лень моя». И незачем поэту прибегать к отговоркам: мол, не дают писать так, как хочется, тяжелое время и т.п. Удобно укрыться за эти слова, но нечестно. И о своем «внут­реннем редакторе» Твардовский говорит: «Ты только в слабо­сти, в унынье / Меня способен подстеречь, / Когда, утратив пыл работы, / Ия порой клоню к тому, / Что где-то кто-то или что-то / Перу помеха моему…»

В поэме «За далью — даль» есть даже специальная глава, посвященная теме творчества, — «Литературный разговор». И она не выглядит случайной или чужеродной в поэме о судьбах страны и народа, потому что поэт — часть народа, и именно ему обязан «творческим отчетом». Народная же любовь — к тем стихам, в которых «жар живой, правдивой речи, / А не вра­нья холодный дым». За это народное признание поэт готов на все: «И ради той любви бесценной, / Забыв о горечи годов,/ Готов трудиться ты и денно, / И нощно — / Душу сжечь готов».

При всем своем огромном поэтическом даре Твардовский был исключительно скромен и естествен. Фальшивое слово возмущало его, и не раз он писал о том, что безответственно брошенные слова «дурным трезвоном / Смущают мертвых и живых». Со спокойным и ироничным презрением высмеивает Твардовский те романы, в которых по шаблону показываются «в коммунизм идущий дед», «парторг, буран, прорыв, аврал, Министр в цехах и общий бал»: «И все похоже, все подобно, / Тому, что есть иль может быть, / А в целом — вот как несъе­добно, что в голос хочется завыть». Твардовский, мечтавший о  том, что «читатель вероятный / Скажет с книжкою в руке: /Вот стихи, а все понятно, / Все на русском языке», писал: «Я за такой закон суровый, / Чтоб ограничить трату слов».

Но вместе со скромностью Твардовскому присуще и ис­ключительное чувство собственного поэтического достоинст­ва. Ему есть что сказать людям, и это слово он обязан сказать сам, не смущаясь никакими авторитетами: «Сказать то слово никому другому / Я никогда бы ни за что не мог / Передове­рить. Даже Льву Толстому — / Нельзя. Не скажет — пусть се­бе он Бог. / А я лишь смертный. За свое в ответе, / Я об одном при жизни хлопочу: / О том, что знаю лучше всех на свете, / Сказать хочу. И так, как я хочу».

Искусству поэзии нет однозначного определения, Она и мука творчества, и счастье обретения себя в слове, и легкая забава, и высокий долг. Но из всей русской поэзии ясно: по­эзия прежде всего — особый, высочайший дар, накладываю­щий на поэта огромную ответственность перед Богом, наро­дом, человечеством.

Вопросы для повторения

  1. Какие сквозные идеи присутствуют в отечественной ли­тературе в решении темы поэта и поэзии?
  2. В чем состоит разница между «чистым» и «утилитар­ным» искусством?
  3. В чем состояла преемственность русской поэзии в ре­шении этой темы?
  4. Почему практически каждый русский поэт обращался в своем творчестве к теме поэта и поэзии?
  5. В чем состоит нравственный смысл обращения литера­туры к теме поэта и поэзии?
Опубликовано в Сочинения.