ТОЧКА ЗРЕНИЯ: ОТКРЫТИЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЛЕЙТЕНАНТА

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: ОТКРЫТИЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЛЕЙТЕНАНТА

А ведь до самого конца XVIII века литература была одно­голоса: автор, творец и создатель, был единственным, кто мог иметь собственную точку зрения на события, изображенные в книге. Все остальные — главные герои, многочисленные персонажи, завороженные читатели, доброжелательные и недоброжелательные критики — вынуждены были исполнять и принимать фабулу такой, какой ее видел автор.

В нашей обыденной, нелитературной жизни мы ча­стенько становимся заложниками именно такой ситуации: когда, например, обиженная любовником женщина рас­сказывает подруге о том, какой же изменщик и предатель этот N, или когда по уши влюбленный юноша хвастает приятелям, какая же красивая и умная его дорогая А. Ско­рее всего, и изменщик не то чтобы предатель, и у краса­вицы обязательно найдутся изъяны, если смотреть на них будет другой, независимый наблюдатель.

Человек, открывший разные точки зрения в одном от­дельно взятом произведении, вовсе не был писателем.

Его звали Пьер Амбруаз Франсуа Шодерло де Лакло, и служил он в военном гарнизоне Туля — именно здесь, в богом забытом городке, в комнатушке молоденького лей­тенанта французской армии и появился на свет один из са­мых знаменитых романов в истории мировой литературы: «Опасные связи».

Композиция романа удивительно изощренна: перед нами — роман в письмах, а если подробнее — перепис­ка участников лихо закрученной интриги с комедийным началом и трагическим концом. Здесь вам и обиженная любовником красавица, и по уши влюбленный юноша, и прекрасная девственница, и любопытствующие зеваки, стрельба, обман, дуэль, смерть, болезнь, забвение — сло­вом, богатейший сюжет. Одни и те же события, осве­щаемые разными адресатами в разных письмах, вдруг начинают играть совершенно неожиданными красками: оказывается, вымышленные перипетии тоже могут быть неоднозначными. На них тоже можно посмотреть не с точ­ки зрения автора — автор-то как бы отсутствует, передавая право рассказа тем героям, которые пишут друг другу пись­ма, — а с точки зрения всех участников событий, находя­щихся зачастую по разные стороны баррикад.

И здесь уже судит не писатель. Право высказать мнение и поставить оценку переходит к самому читателю — впер­вые в истории мировой литературы.

Удивительно ли, что роман этот до сих пор среди самых читаемых мировых бестселлеров, а его герои не сходят с больших экранов: пять экранизаций только за последние двадцать лет!

Опубликовано в Факты.