Язык падонкафф

«Падонки»!

Как это ни парадоксально, но по-настоящему негра­мотно писать может только тот, кто умеет писать грамотно. Одна из отличительных черт языка «падонкафф», который не так давно «взорвал» Интернет, — и не столько языка, сколько правописания — заключается в намеренном, систе­матическом нарушении орфографических норм. Другими словами, ошибку необходимо допускать каждый раз, ког­да это возможно. Отсюда превед — первая гласная может писаться как е и как и, а вторая не может, так как находится под ударением; точно так же мы не вправе написать непра­вильно букву в или две начальных согласных пр, но вполне можем передать конечный звук [т] буквой д. Отсюда и уди­вительно изящное аффтар. На самом деле это написание достаточно точно передает то, как мы произносим слово ав­тор. И изящество приведенной формы заключается в двой­ной ошибке: мы не просто передаем звук [в] при помощи буквы ф, мы еще и удваиваем эту букву! Слово как таковое не разрушается — все «эффекты» возникают на уровне его передачи посредством букв.

Если вы не верите, то можете проверить сами (все слова в тексте, которые по понятным причинам являются непечатны­ми, заменены и выделены квадратными скобками):

Жыл на адной бази отдыха медвед Митрофан. [Зашыбателъский] был мижко — вотку пил, весе­лил нарот на базе отдыха, да и ваще мог баксов да получки стрельнуть и на пузырь [не жался]. Короче ничего плохого никаму несделал этот медвед, даже жалкого «преведа» никому не сказал и тем самым ни мишал [отдыхающим] на паляне.

И хотя писания «падонкафф» пестрят ошибками, автор практически не замечал случаев, когда слово из-за непра­вильного написания становится неузнаваемым. А такое воз­можно только при условии намеренно вольного обращения с орфографией.

Так вот, ни один неграмотный человек не может допустить столько же ошибок, сколько мы находим в текстах «падонкафф». Неграмотный попросту не знает, как следует писать правильно, а потому пишет наугад. И время от времени он «попадает в цель». Совершенно об этом не подозревая. «Промазывать» же мимо цели систематически может только тот, кто знает, как в цель попасть.

Стоит также отметить, что человек, который не в ладах с правописанием и письмом, допускает множество ошибок, которые в текстах «падонкафф» совсем не представлены. В качестве примера приведем фрагмент сочинения, написан­ного одним учеником начальной школы (текст изначально создавался с использованием текстового редактора):

Про прадедушку Витю.

Мой дедушка родился1921 когда мой дедушка увидл вайну он зразу пашол ваиватъ он был овецро ваивал под ростовом он выжыл . какдазакончилас войнанмубыла 50-60лет он пастипено защал деревя .зрзу после вайны он пажинилсяс прабабушка моей прабабушка радилас1922 И сталучитильям .И защи­щал расию

Понятно, что люди, пишущие на так называемом «ол- банском», подобных ошибок не допускают. Если угодно, их «перлы» гораздо более предсказуемы. А потому — надо при­знать — не менее однообразны, чем тексты, написанные в соответствии с правилами русской орфографии. Это веселит и радует лишь поначалу, но проходит время, и читатель на­чинает зевать. От элементарной скуки.

Язык «падонкафф» — явление вполне допустимое. По крайней мере, при некоторых оговорках. Но для его пра­вильной оценки необходимо учитывать особое — ситуатив­ное — измерение. Другими словами, подобные языковые эксперименты допустимы, если они уместны и проводят­ся в обстоятельствах, которые располагают к ним. Прежде всего, это общение ради общения — форма коммуникации, очень характерная для современного Интернета. И при условии соблюдения требования уместности ни один здра­вомыслящий лингвист не скажет такой языковой практике категоричное «нет».

Но опасность языка «падонкафф» нельзя недооценивать. Известный российский лингвист М. Кронгауз делится своим мнением: «Меня поразила позиция одного безусловно гра­мотного и вполне образованного человека по этому поводу, сформулированная на одном из форумов: дайте мне самовы­ражаться в Интернете так, как я хочу, а вот моих детей в шко­ле, господа лингвисты, извольте учить правильному языку и правильной орфографии. Этот человек, увы, не понимает одной простой вещи: то, что для него является игрой, для сле­дующего поколения постепенно превращается в норму. Язык осваивается не в школе и не под чутким руководством каких- то там лингвистов. Вполне возможно, что его сын впервые увидит слово аффтар именно в Интернете и именно в таком виде. И это окажется его первым и основным языковым опы­том, который не перечеркнешь школьной зубрежкой».

В самом деле, для взрослого человека с устоявшими­ся орфографическими навыками «ломаный» письменный русский не представляет опасности. Для него это неожи­данность, которая постепенно перерастает в увлекатель­ный ребус. Но для грамотности ребенка, который еще не научился писать, столкновение с такими текстами может оказаться пагубным. Как минимум, оно заметно усложня­ет задачу, стоящую перед преподавателями русского языка. Ведь ребенок еще не способен в полной мере разграничить сферы общения, в одной из которых отклонения от нормы уместны, а в другой — нет. Этого мало, ребенок еще не знает о том, что является правильным и неправильным, а потому не может дать адекватную оценку речевой продук­ции «падонкафф».

Жаль, что страницы Интернета не бумажные и по ним нельзя пройтись с красной ручкой…

Здесь искали:

  • язык падонкафф
  • примеры из литературы для текста про язык падонков
  • язык падонков это
Опубликовано в Справочные материалы.