Сочинение – Какими качествами должен обладать настоящий художник?

«Ремесленник — каждый, набивший руку. Художник — редкость» (Ф. Вертфоллен)

Какими качествами должен обладать настоящий художник? Талантом, трудолюбием, творческой интуицией, безграничной преданностью своему делу. Творение гения становится предметом поклонения окружающих, высшим достижением искусства. Именно поэтому настоящий художник — явление уникальное. А чаще встречаются ремесленники, подражатели, придающие значение не содержанию, а форме своих произведений. Справедливо замечание Ф. Вертфоллена: «Ремесленник — каждый, набивший руку. Художник — редкость».

Эта тема раскрывается в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Здесь автор представляет нам два типа художников. Один тип — это литераторы МАССОЛИТа. Всех их объединяет отсутствие подлинного таланта, подмена литературных интересов сугубо материальными. Будучи членом этого общества, можно решить не только «творческие проблемы, но и квартирные, и дачные, и продовольственные».

С изображением этих «художников» связан особый сатирический пласт романа. Отмечая сходство с поэмой Н.В. Гоголя «Мертвые души», критики писали, что перед нами предстают словно образы-маски, кружащиеся бесовским хороводом в МАССОЛИТе. Это «румяногубый гигант, золотоволосый, пышнощекий» поэт Амвросий, беллетрист Бескудников, писательница Настасья Лукинишна Непременова, известная под псевдонимом «Штурман Жорж», новеллист Иероним Поприхин, бездарный поэт Рюхин, сценарист Глухарев, критики Латунский и Лаврович, ставшие гонителями Мастера, председатель организации Берлиоз. Это люди имеют определенный вес в литературном мире, однако они озабочены лишь собственной карьерой, стремлением обладать заветным членским билетом МАССОЛИТа. Это искусные ремесленники, безнравственные, циничные, прагматики, служащие не идее, а «социальному заказу», открывающему путь к материальному достатку.

Характерна в этом плане сцена заседания Правления МАССОЛИТа. Занятые мыслями о распределении писательских дач, эти псевдолитераторы страдают от духоты. И это авторское замечание в высшей степени символично. М.А. Булгаков замечает, что «ни одна свежая струя не проникала в открытые окна». Таким образом, все интересы этих людей сосредоточены сугубо в сфере материальных благ. Недаром главной достопримечательностью общества является ресторан, знаменитый Грибоедов. И в описании этого места звучит авторская сатира: умы и сердца псевдолитераторов часто заняты мыслями о ресторанной кухне.

Мастер — единственный настоящий писатель в этом произведении. Он создает гениальный роман о Понтии Пилате и бродячем философе Иешуа, исследует в нем вечные нравственные проблемы — трусости и душевной стойкости, вечных мук совести, наказания за грехи. Однако это творение и сам автор становятся мишенью критиков. И Мастер, подобно Гоголю, сжигает свой роман. Но «рукописи не горят». Миру Латунских и Берлиозов Булгаков противопоставляет мир вечных человеческих ценностей — любви, свободы, творчества, вечного поиска истины.

Авторская позиция здесь во многом сходна с позицией Гоголя в поэме «Мертвые души». Булгаков также считает, что на художнике лежит огромная ответственность за его творения, что вся ложь, халтура, искусство-забава и искусство-ремесло рано или поздно наказываются высшими силами. И такими силами у писателя становятся Воланд и его свита. В сумасшедший дом попадают два поэта, Берлиоз гибнет под рельсами трамвая, квартира критика Латунского полностью разгромлена Маргаритой, в финале сгорает Грибоедов. Как точно замечают критики, «это уже не Страшный суд, а смешной суд, суд искусства над жизнью, возмездие искусства. Идея МАССОЛИТа терпит крушение. Это происходит на сеансе черной магии, где толпа лицезреет искусство для масс, а в конце сеанса, как и руководители театра, оказывается раздетой». Истинный же художник получает у писателя свою награду — Мастер в романе «заслужил покой». Но, по Булгакову, абсолютный душевный покой и отказ от творчества — это духовная смерть. Спасение настоящего художника — в творчестве, в поисках истины. Вот почему его Мастеру не было дано «увидеть свет».

Таким образом, в искусстве недостаточно овладеть «тайной мастерства» — нужно обладать еще и Божественным даром, печатью гения.