Краткое содержание: ШИНЕЛЬ, Гоголь

ШИНЕЛЬ

В одном департаменте служил ничем особенно не примечательный чиновник Акакий Акакиевич Башмачкин. Роста он был небольшого, несколько рябоват, рыжеват, с небольшой лысиной на лбу и «геморроидальным» цветом лица. Он был в чине вечного титулярного советника.

Имя Акакий ему дала покойница матушка, ко­торой не понравились календарные имена, такие как Трифилий, Дула и Варахасий. Решила она, пусть будут звать ребенка, как зовут его отца.

Поступивши в департамент, Акакий Акакиевич полностью сжился с обстановкой. Сколько бы не менялось директоров или сотрудников, его всегда можно было увидеть в одной и той же должности, тем же чиновником для письма. Многие даже уве­рились, что он родился в вицмундире и с лысиной на голове.

На службе Башмачкину не оказывали никако­го уважения. Даже сторожа воспринимали его при­сутствие как присутствие пролетевшей мухи.

Начальство относилось к нему холодно-деспо­тически. Коллеги издевались над ним, высмеивали его безотказность, и даже сыпали ему на голову разорванные бумажки. Однако Акакий Акакиевич никак не реагировал на эти оскорбления, безоши­бочно переписывая документы. Только в самых крайних случаях чиновник спрашивал коллег, по­чему они его обижают. Причем говорилось это та­ким тоном, что однажды даже перевернуло все внутри в одном поступившем на службу молодом человеке, заставило его по-другому посмотреть на все происходящее, оттолкнуло от товарищей, казавшихся на первый взгляд приличными свет­скими людьми.

Работу свою Акакий Акакиевич выполнял рев­ностно, даже с любовью. Видя такое усердие, один добрый начальник приказал вознаградить его, дать задание поважнее. Однако чиновник даже вспо­тел от напряжения и попросил, чтобы дали ему что- нибудь просто переписать. С этого момента Баш­мачкина оставили в покое.

Переписывание составляло смысл его жизни. Чи­новник не следил за своим внешним видом, и по­степенно его вицмундир стал рыжевато-мучного цвета, на него постоянно что-то прилипало. Акакий Акакиевич совершенно не замечал жизни, бур­лившей вокруг него. Все для него сводилось к ак­куратно написанным строкам.

По вечерам Акакий Акакиевич наскоро съедал свой ужин, порой не замечая попадавшихся в блю­де мух, и снова садился переписывать. Когда рабо­ты не было, то он переписывал что-то просто для себя, на память. Этот человек был чужд каких-ли­бо развлечений. Он получал мизерное жалование, однако кое-как ему хватало, и он был этим счастлив.

Так и дожил бы Акакий Акакиевич до старос­ти, если бы не петербургский мороз. Вдруг стал за­мечать чиновник, что уж больно ему пробирает спи­ну и плечо. Когда же рассмотрел он свою шинель, то заметил, что именно в этих местах материя протерлась, а подкладка совершенно расползлась. Чиновник решил отнести свою шинель знакомому портному Петровичу, который уже не раз ставил заплаты на нищий гардероб Акакия Акакиевича. Портной осмотрел шинель и категорически зая­вил, что уже ничего нельзя сделать — нужно шить новую. Петрович ввел посетителя в полное замешательство. Как ни уговаривал чиновник, портной не желал переделывать старую шинель.

Акакий Акакиевич задумался. Портной мог сшить шинель за восемьдесят рублей, половина этой суммы, накопленная в течение нескольких лет, у Башмачкина была. Где взять недостающие деньги? Чиновник решил экономить на всем: от­казаться от ужина, реже стирать белье (а для это­го дома ходить только в халате), работать только при хозяйской свече. На счастье, вместо ожидае­мой премии в сорок пять рублей ему выдали це­лых шестьдесят, что способствовало ускорению дела. Шинель стала целью чиновника, что отрази­лось даже на его внешнем виде: он стал живее, да­же огонь показывался в глазах его. Каждый месяц Акакий Акакиевич заходил к портному поговорить о предстоящей обновке.

Наконец через несколько месяцев собралась не­обходимая сумма. В первый же день купили сукна, коленкор на подкладку, кошку на воротник, и че­рез две недели Акакий Акакиевич примерил но­вую шинель, которая была совершенно впору. От­правлялся в департамент чиновник в прекрасном расположении духа.

На службе все как-то узнали о шинели и при­бежали поздравлять Акакия Акакиевича с обно­вой, говоря, что это нужно обязательно отметить. Чиновник даже застеснялся. Он был совершенно растерян. Наконец помощник столоначальника сказал, что он сам даст вечер вместо Акакия Ака­киевича, а заодно и отпразднует свои именины.

Чиновник стал отнекиваться, но его уговорили, да и хотелось лишний раз пройтись в новой шине­ли. На вечере Башмачкину довольно скоро стало скучно, однако хозяева не отпустили его, пока он не выпил пару бокалов шампанского. Возвращался чиновник заполночь. В одном из темных переул­ков его встретили два разбойника с усами и отня­ли шинель. Акакий Акакиевич был вне себя от го­ря. Когда воры скрылись, он с криками бросился к будочнику, тот отправил его к надзирателю. Хо­зяйка, видя бедственное положение квартиранта, сказала, что лучше всего идти к частному следо­вателю, квартальный надует. Частный более вы­спрашивал чиновника, во сколько и в каком состоя­нии возвращался тот домой, чем ввел его в полное замешательство. Кто-то из сослуживцев посове­товал чиновнику обратиться к значительному лицу.

Акакий Акакиевич отправился к самому гене­ралу, который славился у своих подчиненных не­приступной строгостью. Чиновник прождал дол­гое время и был принят. Он объяснил генералу, что ограблен и пришел за помощью. Он просил, чтобы генерал списался с обер-полицмейстером и отыскал шинель. Значительное лицо почувство­вал себя оскорбленным. Генерал указал Башмач­кину, что тот должен был сначала подать просьбу в канцелярию. Когда посетитель, собираясь с ду­хом, заявил, что секретари ненадежный народ, значительное лицо вконец рассердилось. Из каби­нета чиновника почти без чувств вынесли сторо­жа. Вскоре он заболел горячкой и скоропостижно скончался.

По Петербургу пронеслись слухи, что у Калин- кина моста по ночам бродит мертвец, который сры­вает с прохожих шинели. Однажды значительное лицо, желая развлечься, отправился к своей при­ятельнице Каролине Ивановне. Генерал сидел в са­нях и вспоминал приятно проведенный вечер, когда кто-то сильно схватил его за воротник шинели. Обернувшись, значительное лицо с ужасом рас­смотрел, что его держит Акакий Акакиевич. Си­девший сам поскорее скинул свою шинель и при­казал кучеру скакать во весь опор домой. С тех пор привидение уже не обижало припозднивших­ся прохожих, а значительное лицо стал заметнее добрее к своим подчиненным.

Здесь искали:

  • сочинение шинель гоголь
  • Шинель
  • краткое сочинение гоголя шинель
Опубликовано в Сочинения.