Краткое содержание: СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА, Шолохов

Краткое содержание: СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА, Шолохов

СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА

Первая послевоенная весна на Верхнем Дону. «В конце марта из Приазовья подули теплые ветры, и уже через двое суток начисто оголились пески левобережья Дона, в степи вспухли набитые сне­гом лога и балки, взломав лед, бешено взыграли степные речки, и дороги стали почти совсем непроездны».

В такое бездорожье рассказчику пришлось от­правиться в станицу Букановскую, отправился он с попутчиком на бричке. Добравшись до перепра­вы через речку Еланку, рассказчик перебрался на другой берег, где в колхозном сарае его ожида­ла старая машина.

Там он столкнулся с необходимостью дождаться товарища: «Если это проклятое корыто не разва­лится на воде, — часа через два приедем, раньше не ждите», — сказал шофер — лодка оказалась на редкость старой.

Сидя на старом плетне, рассказчик увидел муж­чину с мальчиком лет пяти-шести, которые вы­шли из-за крайних дворов хутора. Поравнявшись с машиной, стоявшей рядом с рассказчиком, муж­чина (высокий, сутуловатый) завел разговор. Он принял рассказчика за шофера.

Мужчине с мальчиком пришлось ждать лодку.

Рассказчик обратил внимание на глаза мужчи­ны: «Видали вы когда-нибудь глаза, словно при­сыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно смотреть?»

Мужчина, Андрей Соколов, поведал о своей не­легкой судьбе.

Он — шофер, всю войну провел за баранкой. В Гражданскую войну был в Красной Армии, в го­лодный год работал на кулаков на Кубани. Его родня умерла от голода, и остался он один. Через год шофер поехал в Воронеж, женился. Брак ока­зался счастливым: его жена Ирина, сирота, обла­дала замечательным характером. «И не было для меня красивее и желанней ее, не было на свете и не будет!»

Были у Андрея и дети: родился сын Анато­лий, а через год — две дочки, Настенька и Оленька. Андрей изучил автодело, ушел с завода, где рабо­тал, и стал «шоферить». Перед войной построили дом «об двух комнатах», завели коз. Дом находил­ся неподалеку от авиазавода, что и отразилось на судьбе Андрея.

На второй день войны получил шофер повестку из военкомата, на третий должен был отправить­ся в эшелон. На проводах Ирина разрыдалась, че­го за ней не водилось, и сказала, что больше они не увидятся. «Тут у самого от жалости к ней серд­це на части разрывается, а тут она с такими сло­вами. Должна бы понимать, что мне тоже нелегко с ними расставаться, не к теще на блины собрал­ся. Зло меня тут взяло!»

Андрей рассказывал взволнованно. «До самой смерти, до последнего моего часа, помирать буду, а не прощу себе, что тогда ее оттолкнул!..»

Сформировали бойцов в Украине, под Белой Цер­ковью, и поехал Андрей на фронт. Письма он от своих часто получал, писал сам редко. «Тошное вре­мя было».

Шофер рассказывает о том, как люди проявля­ют себя на войне. Он «терпеть не мог этаких слюня­вых, какие каждый день, к делу и не к делу, женам и милахам писали, сопли по бумаге размазывали». Шофер считает, что женщинам в тылу не легче, чем мужчинам на войне, и подобные слезоточивые пись­ма заставляют женщин опускать руки.

На фронте Андрей был около года, дважды был легко ранен. В мае 1942 г. шофер попал в плен. Его машину подорвало, и Андрей долгое время был без сознания. Очнувшись, он увидел: «кругом снаря­ды валяются, какие я вез, неподалеку моя маши­на, вся в клочья побитая, лежит вверх колесами, а бой-то, бой-то уже сзади меня идет…». Соколов понял, что попал к фашистам.

Немцы обнаружили Соколова и увели с собой вместе с другими пленными в качестве рабочей силы.

Ночевали пленные в полуразрушенной церкви. Там Андрей столкнулся с людьми, не сломленны­ми даже пленением. Военный врач в полной тем­ноте церкви, в плену делал свое дело — помогал раненым чем только мог.

Один из пленных, христианин, не смог заставить себя справить естественные надобности в стенах церкви и стал проситься выйти. Конвой расстре­лял и его, и еще трех человек.

Соколов в ту ночь услышал о готовящемся пре­дательстве. Некий Крыжнев заявил своему взвод­ному, что не намерен отвечать за всех, и, если тот не скажет, что коммунист, Крыжнев его сдаст. «Товарищи… остались за линией фронта, а я тебе не товарищ, и ты меня не проси, все равно укажу на тебя. Своя рубашка к телу ближе», — сказал Крыжнев. Соколов решил, что не сможет это так оставить. Ближе к утру Соколов задушил преда­теля. После этого стало ему нехорошо, хотелось вымыть руки, словно задушил он не человека, а «гада ползучего». Это было первое убийство coвершенное Соколовым. В Познани Соколов решил уходить к своим. Пленных рабочих отправили в лес могилы рыть. Охранники отвлеклись, и Соколов побежал. За сутки он прошел почти сорок километ­ров, но ему не повезло. На четвертые сутки его поймали. Немцы избили его и натравили на него собак, после чего Соколов месяц отсидел в карце­ре за побег.

За два года плена Андрей Соколов объехал пол- Германии.

Под конец военнопленных заставили разрабаты­вать камень. Соколов бросил неосторожную фра­зу: «Им по четыре кубометра выработки надо, а на могилу каждому из нас и одного кубометра… хва­тит». Кто-то донес коменданту лагеря.

Комендант вызвал Андрея к себе, и тот уже ре­шил, что — все. Конец ему. Но расстреливать его не стали.

Остаток войны Соколов провел в Рурской облас­ти на шахтах. К 1944 г. в Германии не хватало сол­дат, и пленных шоферов взяли возить немцев. Анд­рей воспользовался предоставленной возможностью и бежал, прихватив с собой немецкого инженера, майора, которого возил.

Андрей достиг своих, немного пришел в себя после тягот плена. Написал письмо жене, но отве­та не дождался.

Только через три недели пришло письмо от со­седа, Ивана Тимофеевича. Он сообщил, что еще в ию­не сорок второго года немцы бомбили авиазавод и одна бомба упала на дом Соколовых. Анатолий, сын, в то время был в городе. Узнав, что произо­шло, он отправился на фронт добровольцем.

Андрей Соколов отправился в Воронеж, увидел воронку, оставшуюся на месте его дома, и в тот же день вернулся в дивизию.

Месяца через три после этого он узнал, что сын его воюет на другом фронте. Андрей обрадовался, начались у него «стариковские мечтания»: как сы­на женит да с молодыми жить будет, внуков нян­чить.

Но и здесь судьба не дала ему шанса. Анатолий был убит девятого мая утром, в День Победы.

По окончании войны поехал Андрей в Урюпинск, где жил его демобилизованный друг с женой. Стал работать шофером в автороте. После работы забе­гал в чайную. И несколько дней подряд у чайной Соколов замечал мальчика: «маленький оборвыш: личико все в арбузном соку, покрытом пылью, гряз­ный, как прах, нечесаный, а глазенки — как звез­дочки ночью после дождя!»

Мальчишка кормился около чайной. Возвра­щаясь из совхоза, Андрей окликнул его, познако­мился и узнал историю ребенка.

Ванин отец погиб на фронте, а мать убило в по­езде бомбой. «Наклонился я к нему, тихонько спра­шиваю: “Ванюшка, а ты знаешь, кто я такой?” Он и спросил, как выдохнул: “Кто?” Я ему и говорю так же тихо: “Я — твой отец”». Стал Ваня жить вместе с Андреем.

По осени случилось несчастье: у Соколова ото­брали «шоферскую книжку», зиму он проработал плотником, а по весне списался с сослуживцем и решил отправиться в Кашарский район.

Завершается повествование раздумьями рас­сказчика о тяготах жизни и войны. «Два осиротев­ших человека, две песчинки, заброшенные в чужие края военным ураганом невиданной силы… Что-то ждет их впереди?»

Здесь искали:

  • шолохов судьба человека краткое содержание
  • судьба человека краткое содержание
  • краткое содержание судьба человека
Опубликовано в Сочинения.