Каково предназначение поэта? В чем сущность высокой миссии художника?

«Глаголом жги сердца людей…» (А.С. Пушкин)

Каково предназначение поэта? В чем сущность высокой миссии художника? Эти вопросы всегда были актуальны для русского искусства. В представлении А.С. Пушкина поэт являлся «пророком», толкователем воли божества, обладающим знанием высших законов, управляющих миром и природой. Предназначение его — «глаголом жечь сердца людей».

Сходные мотивы звучат в стихотворении М.Ю. Лермонтова «Поэт» («Отделкой золотой блистает мой кинжал…»). Произведение построено с помощью развернутого сравнения. Поэт сопоставляется у Лермонтова с кинжалом, некогда верно служившим своему владельцу, а затем ставшим бесполезной и бесславной игрушкой. Эта сравнение лирического героя с кинжалом мы уже встречали в стихотворении Лермонтова «Кинжал». Только в первом произведении это сопоставление имело позитивную окраску: герой обещал сохранить душевную твердость, подобно своему «светлому и холодному товарищу». В стихотворении «Поэт» звучат мрачные, пессимистичные ноты.

Композиционно мы можем выделить в произведении две части, каждая из которых выстроена на основе антитезы. В первой части представлено описание славной воинской судьбы кинжала: Наезднику в горах служил он много лет,

Не зная платы за услугу,

Не по одной груди провел он страшный след И не одну порвал кольчугу.

Теперь же верный спутник героя стал золотой игрушкой, блистающей на стене. Такова же, по мысли автора, и судьба поэта в современном мире:

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,

Свое утратил назначенье,

На злато променяв ту власть, которой свет Внимал в немом благоговенъе?

Исследователи отмечали здесь перекличку тематики первой и второй частей: «Игрушкой золотой он блещет на стене» — «На злато променяв ту власть….»; «молясь между зарей» — «как фимиам в часы молитвы». Все эти параллели способствуют как более образному сопоставлению двух частей стихотворения, так и более острой антитезе внутри каждой из них. Внутри второй части мы видим противопоставление роли поэта в прошлом и в настоящем времени. В прошлом поэт был носителем истины, глашатаем общенародных дум:

Твой стих, как божий дух, носился над толпой И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой Во дни торжеств и бед народных.

Сама поэзия была приравнена к священнодействию: она была нужна людям, как «фимиам в часы молитвы». В современном же мире миссия поэта предстает сниженной, упрощенной и опошленной: Но скучен нам простой и гордый твой язык,

Нас тешат блестки и обманы;

Как ветхая краса, наш ветхий мир привык Морщины прятать под румяны…

М.Ю. Лермонтов здесь сурово осуждает современную ему поэзию, превратившуюся в салонное развлечение. Обычная для романтизма антитеза «поэт и толпа» здесь уступает место противоположному решению: поэт — учитель общества, выразитель народных дум, он находится в гармоническом единстве со своим народом (О. Миллер).

В финале стихотворения с кинжалом уже сравнивается не сам поэт, а поэзия. М.Ю. Лермонтов призывает современников к возрождению высокой роли искусства:

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк! Иль никогда, на голос мщенья,

Из золотых ножон не вырвешь свой клинок, Покрытый ржавчиной презренья?..

Стихотворение написано с помощью чередования шестистопного и четырехстопного ямба. Поэт использует различные средства художественной выразительности: эпитеты («таинственный закал», «в наш век изнеженный», «могучих слов»), сравнение («Он нужен был толпе, как чаша для пиров, Как фимиам в часы молитвы»), метафору («Твой стих… носился над толпой»), риторическое восклицание и риторический вопрос (последняя строфа).

Стихотворение имеет программное значение для всего творчества поэта. Мы можем рассматривать его в контексте лирических размышлений М.Ю. Лермонтова о роли поэта в жизни общества — стихотворений «Смерть поэта», «Пророк», «Журналист, читатель и писатель».

Таким образом, миссия художника — постижение и открытие истины, любовь к миру и людям, исправление общественных нравов.