ДЕТЕКТИВ О ДЕТЕКТИВЕ

ДЕТЕКТИВ О ДЕТЕКТИВЕ

Представьте себе: из пяти тысяч лет, на протяжении которых существует письменная литература, 4830 лет у читателей не было ни малейшей возможности насла­ждаться детективами. А все потому, что их попросту не было: открыли стихи и драму, разнообразили прозу, придумали сонет и триолет, терцину и секстет, разде­лили трагедию и комедию, до мелочей продумали систему образов и правила создания характеров — а детектив не придумали. Первый детективный рассказ появился только в 1841 году. Между прочим, до сих пор мало изме­нился.

Первенец был великолепен: герой-интеллектуал, не­профессиональный сыщик, обладающий удивительными аналитическими способностями, добродушный, но глупо­ватый рассказчик, наблюдающий за головокружительным расследованием, стремительное начало — прямо с преступ­ления, и обратный порядок дальнейшего повествования: разнообразными хитроумными способами (воспоминания, свидетельские показания, оговорки, внезапно найденные документы) писатель покажет вам, что и как было до пре­ступления, позволяя читателю всласть наразгадываться щедро рассыпанных по ткани рассказа ребусов.

Попробуйте догадаться: кто же был автором самого пер­вого детектива?

Сложная задача: жанровой схеме, нарисованной выше, отвечают и рассказы сэра Артура Конан Дойла о гениаль­ном Холмсе и простодушном Ватсоне, и романы Агаты Кристи об утонченном Эркюле Пуаро и прямолинейном Гастингсе, и — с некоторыми разве уточнениями — рома­ны о рассудительном Мегрэ Жоржа Сименона или новеллы об отце Брауне Честертона.

Но все перечисленные и, без сомнения, замечательные авторы, увы, только подражали первооткрывателю.

Открытие детектива было делом далеко не простым. Начиналось все задолго до сакраментальной публикации в 1841 году, и начиналось серьезно: интерес читающей публики к газетным заметкам уголовного содержания рос и крепчал, литература его, конечно, видела и старалась удовлетворять, но писатели не могли избежать соблазна рассказать о преступлении с точки зрения будущего нака­зания. Все книги о преступниках и преступлениях носили невероятно скучный поучительный характер: сюжеты с кражами и убийствами нужны были литераторам ис­ключительно для демонстрации плохих и хороших сторон человеческой личности.

Тем временем наш будущий изобретатель (вы еще не догадались, кто это?) публикует статью «Шахматный автомат Мельцеля»: при помощи цепи последовательных логических рассуждений автор выводил на чистую воду механическую диковинку, популярную в те годы в Европе (шахматному автомату, между прочим, проиграл несколько партий Наполеон, жадный до чудес прогресса). Из этой статьи родились сразу две важные вещи: теория игр и де­дуктивный метод.

Спустя пять лет принцип рассуждения, освоенный в разоблачении автомата Мельцеля (все просто: в авто­мате сидел искусно спрятанный шахматист), был вручен обаятельнейшему герою Огюсту Дюпену, расследующему «Убийство на улице Морг».

Это и был первый в мире настоящий детектив, призван­ный увлечь читателя, дать пищу пытливому уму, отработать логические операции, отточить наблюдательность и на­учить строить цепочки рассуждений.

И ни слова о поучениях.

Именно таким задумал детектив его гениальный автор, американский поэт и прозаик Эдгар Аллан По.

Здесь искали:

  • сочинение детектив
  • сочинение-детектив
Опубликовано в Факты.