Когда впервые в поэзии Твардовского появляется образ Василия Теркина?

Когда впервые в поэзии А. Твардовского появляется образ Василия Теркина?

В статье «Как был написан „Василий Теркин”» Твардовский от­метил, что «Василий Теркин» известен с 1942 г., но «Васю Теркина» знали еще с 1939 г., со времен финской кампании. Тогда редакция газеты Ленинградского военного округа «На страже Родины» ре­шила создать серию смешных рисунков со стихотворными подпи­сями о боевых похождениях смекалистого и хитроумного бойца. При обсуждении были высказаны противоречивые суждения. Поэт Ц. Солодарь в воспоминаниях о Твардовском отмечает, что он гово­рил о необходимости использовать «традиционный русский лубок, пусть подвиги Васи удивят своей необычностью, лишь бы не были скучны». 5 января 1940 г. за подписью Твардовского появился в га­зете первый стихотворный фельетон под заглавием «Вася Теркин». «Отдав дань „Васе Теркину” одним-двумя фельетонами, — писал Твардовский в своей статье, — большинство его „зачинателей” за­нялись каждый по своим склонностям другой работой в газете… Основным автором „Теркина” стал А. Щербаков, красноармей­ский поэт, давний работник редакции».

Во время финской кампании в условиях трудной зимы поэт открыл для себя новый мир простых людей, выполнявших тя­желую боевую работу. «…Мне открылся новый, необычайно су­ровый и вместе с тем очень человеческий, дружный и радостный мир. Я рад, что он стал доступен и понятен мне, Красную Армию я полюбил так, как до сих пор любил только деревню, колхозы. И, между прочим, очень много схожего. Мне кажется, что армия будет второй моей темой на всю жизнь», — писал поэт. 13 мар­та 1940 г. закончилась война в Финляндии, и в апреле Твардовский жил замыслом поэмы о прошедшей войне. Вскоре замысел со­единился с именем Васи Теркина. Полуфольклорный образ был хорошим основанием для задуманной книги: жизнелюбие героя обеспечивало оптимистический настрой произведения, необходи­мый, по мнению Твардовского, «для преодоления сурового мате­риала этой войны». Юмор должен был соединиться с лиризмом. В феврале и марте 1941 г. работа над новым произведением стала основным делом поэта, хотя она продвигалась медленно и напря­женно.

22 июня 1941г. прервало работу над еще неоконченным «Введением» к поэме. А 23 июня Твардовский был назначен на должность «писателя» в газету «Красная Армия» Киевского военного округа. Летом 1941 г. поэт объездил почти всю Украину. Закончил войну в Кенигсберге. В первые месяцы войны Твардовского захватила журналистская работа: он написал много стихотворений и фронтовых очерков. Видимо, поэма о финской кампании перестала быть актуальной. И только через год поэт по­нял, что поэму можно продолжать на новом материале, в новом ключе.

До этого в газете «Громилка» (особое приложение к газете «Красная Армия») Твардовский помещает без подписи написан­ные им совместно с украинским поэтом Б. Палийчуком, писавшим на русском языке, стихи об удачливом казаке Иване Гвоздеве и пар­тизане деде Даниле, ритмически очень похожие на будущую поэму «Василий Теркин». Ивана Гвоздева придумал Палийчук, но это был герой того же типа, что и Вася Теркин, а дед Данила фигу­рировал еще в ранних стихотворениях Твардовского. Начало, на­писанное Твардовским, звучало совсем по-теркински:

На войне, в быту суровом,

В трудной жизни боевой,

На снегу, под зябким кровом —

Лучше нет простой, здоровой,

Прочной пищи фронтовой.

Жить без пищи можно сутки,

Можно больше, но порой На войне одной минутки Не прожить без прибаутки,

Шутки самой немудрой…

Последняя строфа без изменений вошла в окончательный текст поэмы. Но в целом весь этот материал по жанру и стилю продол­жал традицию лубочного «Васи Теркина». Подобные материа­лы о Танкине, Иване Штыке, Гранаткине, Фоме Смыслове и др. часто помещали во фронтовых газетах многие советские поэты. Насчитывают более 60 таких героев.

В середине июня 1942 г. Твардовский вернулся к мысли про­должать «Василия Теркина», и начинается работа над текстом кни­ги про бойца. Иначе осмысляется образ главного героя — Василия, а не Васи, Теркина. Вася Теркин финской кампании «оказался только однофамильцем и тезкой нового героя Твардовского, изображенного теперь всерьез». Основная работа над поэмой была завершена летом 1945 г. Примечательно, что последняя глава была если не написана, то по крайней мере начата 9 мая 1945 г. Твардовский внимательно следил за новыми изданиями поэмы и почти в каждое вносил новые поправки.

Поэма уже во время войны стала очень популярна. Среди от­кликов читателей были и «продолжения» «Василия Теркина» в сти­хах, написанные в основном непрофессиональными литераторами. Читатели делились с Твардовским своими замыслами описать ново­го Теркина, героя труда. В послевоенное время количество продол­жений увеличилось. Читатели, отчаявшись дождаться продолжения, сами брались за перо, чтобы «призвать Твардовского к труду». В их пожеланиях и продолжениях судьба героя соотносилась с их про­фессией. Одни видели Теркина в армии; другие считали, что он вернулся в колхоз; третьи — что лучше всего ему пойти на великую стройку, например Волго-Донский канал. Некоторые читатели до­пускали сразу несколько возможностей: шахтер, рабочий, судья, хоккеист, комбайнер, руководитель хора или драмкружка. Были и печатные продолжения поэмы, например «Василий Теркин на за­воде» Б. Шершова. Позже появились «сыновья» и «племянни­ки» Теркина, в соответствии с интересами читателей даже возраст Теркина претерпевает изменения. Некоторые из «продолжений» были напечатаны, например «Яша Теркин» М. Ивановой. Тот факт, что образ Теркина перекочевал в полуфолыслорную среду, мог радо­вать только Твардовского.

Уже само многообразие пожеланий относительно дальнейшей судьбы Теркина делало затруднительным продолжение поэмы, но глав­ное, по словам Твардовского, что эта «книга, родившаяся в особой, неповторимой атмосфере военных лет, и что, завершенная в этом сво­ем качестве, книга не может быть продолжена на ином материале, тре­бующем иного героя, иных мотивов».

Опубликовано в Справочные материалы.