О точности словоупотребления

О точности словоупотребления

Начнем с «разбора полетов». А для этого обратимся к следующему примеру из сочинения (грубые ошибки выделе­ны жирным шрифтом):

Сначала Татьяна горячо любила Онегина, а он её в глаза не видел. Но когда она похолодела, Евгений решил начать всё снова. Было поздно. Костер замерз и угли закоченели.

Кто-то из авторов предоставил нам прекрасную возмож­ность указать на несколько типичных ошибок сразу! Что ж, за это его можно поблагодарить.

1)  …он ее в глаза не видел. В русском языке имеется раз­говорное выражение в глаза не видать, которое имеет значение «никогда не видеть, совершенно не знать»: Я его в глаза не видал.

Соответствует ли это содержа­нию романа Пушкина? Нет, не соответствует. Онегин видел Та­тьяну, был с ней знаком. Он про­сто не ценил ее чувства к нему, не придавал ему значения. Тем более он не ответил Татьяне взаимностью.

Поэтому правильно было бы написать так: Он ее не заме­чал. Поскольку автор сочинения наверняка хотел подчеркнуть, что равнодушие к Татьяне со стороны Онегина было полным, абсолютным, то для усиления можно использовать один из двух вариантов: совершенно не замечал или вообще не за­мечал. Второй вариант отличается разговорностью, так что первый более предпочтителен.

2)    …она похолодела. Похолодеть — «стать холод­ным, холоднее» (в основном значении). Например, мы можем сказать, что у нас руки или ноги похолодели.

В крайних случаях это сло­во относится к покойнику (похолодеть — «остыть, окоченеть (о покойнике)»).

В целом это слово для данно­го контекста не подходит. Ведь в русском языке имеется глагол охладеть, который имеет значение «утратить жи­вость и силу чувств, стать равнодушным». При этом по- русски можно сказать и Она охладела, и Ее чувства охла­дели, потому что еще в одном значении глагол охладеть толкуется как «становиться умереннее, ослабевать (о чув­ствах, переживаниях и т. д.)».

3)  Костер замерз и угли закоченели. В этой фразе автор продолжает тему «охлаждения», которая кажется ему такой важной. Догадаться о его мыслях и намерениях нетрудно,

хотя по-русски так не говорят. И делает он это опять неудач­но. Костер не может замерз­нуть! Он потухает или гаснет. Угли также не могут закоче­неть. Они угасают.

Чтобы избежать повторе­ний, можно предложить такой вариант: Костер потух, и угли погасли. Возможно, угли перестали тлеть или остыли. Так будет гораздо точнее и правильнее, и эти варианты прекрасно передают мысль о том, что попыт­ки Евгения возродить чувства Татьяны были заведомо безуспешными: если даже угли перестали тлеть, то, как ни старайся, костер невозможно разжечь…

Примечание. Нужно ли иметь под рукой словарь, чтобы избежать подобных ошибок?

Нет, не нужно. По крайней мере, в этом слу­чае. Во избежание голословности нам потребу­ется немного рассуждений. Когда мы говорим, что человек замерз, мы имеем в виду, что его собственного тепла ему не хватает, что ему холодно. Замерзнуть также может лужа или водоем (река, озеро), а также вода в трубопро­воде. Идея, стоящая за глаголом замерзнуть, предполагает, что объект, с которым проис­ходит данный процесс, в целом остается неиз­менным. Река остается рекой, лужа — лужей, человек — человеком (даже если он, не дай бог, умер). Меняется лишь внутреннее состояние объекта. Именно поэтому костер не может замерзнуть. Что это могло бы значить? Что костер застыл, стал похож на кусок льда? Или что он просто перестал излучать свет и теп­ло? Нет, костер гаснет, и это для него равно­значно окончательной, бесповоротной гибели.

Когда костер погас, его уже нет.

Эти объяснения кажутся вам сложными? Что ж, в них не было бы необходимости, если бы автор процитированного сочинения употреблял слова правильно.

Опубликовано в Справочные материалы.