Плеоназм, или Избыточность, которая незаметна

Плеоназм, или Избыточность, которая незаметна

Плеоназм — это смысловая избыточность. В отличие от тавтологии, в этом случае повторяются не однокоренные слова, а слова с разными корнями: памятный сувенир, увеличивает­ся рост падения рождаемости. Недостаток возникает в силу того, что слова похожи по смыслу, содержат одни и те же ком­поненты значения (или, как выражаются лингвисты, «семы»).

Таких ошибок в нашей речи чрезвычайно много. Приве­дем некоторые из них (специалисты из области языка меня поймут, они уже устали их исправлять).

Окружающая обстановка. Обстановка — это «условия, обстоятельства, в которых происходит что-либо», а следовательно, прилагательное окружающая оказывается лишним.

Декабрь месяц. Декабрь, как и остальные одиннадцать слов с января по ноябрь, — это название месяца. И нет никаких причин вводить уточняющее слово, потому что существительное декабрь не имеет других значений. Неправильное понимание со стороны слушателя исключе­но. Зачем же тогда добавлять пресловутый месяц?

Задрать голову вверх. Слово-конкретизатор в виде при­лагательного или наречия необходимо только в том случае, когда у нас есть выбор. Фрукт может быть зеленым (не обязательно неспелым), красным, желтым, фиолетовым и т. д.; пойти можно вперед, назад, направо, налево, быстро, медленно и т. д. Мы используем прилагательные и наре­чия для того, чтобы снять неопределенность или конкре­тизировать качество, о котором в ином случае пришлось бы только догадываться. И слова-конкретизаторы излиш­ни там, где нет и не может быть выбора. В самом деле, задрать голову можно только вверх, а вниз или в сторону невозможно. Зачем тогда использовать наречие вверхі

Читая текст, представляешь белый храм, обрамлен­ный вокруг деревьями (из сочинения). Обрамлять — «окру­жать как рамкой; окаймлять». Следовательно, наречие во­круг лишнее, оно дублирует значение, которое уже содер­жится в причастии.

Название статьи противоречит главной сущности того, что автор хотел выразить в статье (из сочине­ния). Сущность — значит «главное, существенное в чем- либо, ком-либо, суть кого-либо, чего-либо». Следовательно, сущность по определению не может быть неглавной, а сло­во главная в этом случае явно лишнее.

В этом примере содержится еще и тавтология — не­оправданное повторение слова статья. Избежать таких повторов не всегда возможно, ведь повтор — это одно из главных средств выражения связности речи. Но в данном случае второе употребление слова статья избыточно: чи­татель сам может догадаться, что речь идет об одном и том же тексте.

Автор призывает не допускать ошибок при пользо­вании богатым кладезем мудрости русского языка (из со­чинения). Согласно словарям, кладезь — это «неиссякаемый источник, сокровищница», «источник, сокровищница чего- то». В сокровищнице хранятся сокровища, богатства — не означает ли это, что кладезь по определению богат?

Кстати, отметим, что сама структура фразы, уже из­бавленной от плеоназма, вызывает вопросы. Давайте вер­немся к ней: Автор призывает не допускать ошибок при пользовании кладезем мудрости русского языка. Не совсем ясно, о чем именно идет речь: то ли о мудрости, то ли о бо­гатствах русского языка. Если автор имел в виду богатства языка, а конкретно — пословицы и поговорки, и хотел на­помнить о необходимости их употребления в правильном смысле, то слово мудрость является лишним. Почему? Потому что речь идет о языковых единицах и их значени­ях. Если же речь идет о мудрости, тогда мы вообще оказы­ваемся за пределами филологии. Но что могли бы значить ошибки в использовании богатств мудрости? Применение многовековой мудрости во вред? Наверное, ответить на этот вопрос можно, лишь соотнеся пример с контекстом, то есть с темой сочинения.

Нет ничего плохого в том, что мы будем совмест­но координировать наши действия (из прессы). Коор­динировать — значит «согласовывать; приводить в соот­ветствие». Это слово содержит в себе идею совместности, ведь речь идет о «наших действиях» — действиях, в ко­торые включены как минимум две стороны. Наречие со­вместно лишнее, оно не вносит в сообщение ничего ново­го и дублирует смысл, выражаемый глаголом.

То же самое можно сказать и о следующей фразе: Со­вместное взаимодействие соседних стран в борьбе с терроризмом принесет свои плоды(из прессы).

В этой сфере есть и «новшества», которые появились вследствие изменений в нашей жизни. Следующий пример это хорошо иллюстрирует:

Зарплата от пятнадцати тысяч рублей и выше(ре­кламное объявление).

Людей, которые дают объявление о найме, понять можно. Раз уж они решились поместить объявление в газете или на интернет-сайте, значит, «припекло». Работник действительно нужен. И они хотят во что бы то ни стало его завлечь. Понятно, что при найме всегда возникает вопрос, сколько — в денежном выражении — человек гарантированно получит за потрачен­ные усилия и лучшие годы своей жизни. Цифра называется. А можно ли больше? Можно, можно! Но вы же понимаете, это зависит от качества работы, от эффективности…

Подобный диалог вполне предсказуем. И потенциальный ра­ботодатель стремится возможные вопросы снять заранее. Имен­но поэтому возникает чудовищное — с точки зрения культуры речи — от X и выше. Ведь фраза от пятнадцати тысяч уже предполагает, что может быть больше, указанный уровень — это лишь отправная точка. Добавление …и выше вроде бы нужно, ведь оно как будто подчеркивает этот факт. Но в то же время оно не нужно, поскольку тавтологично, избыточно.

Господа работодатели, запомните это! Хороший работ­ник — это тот, кто способен понять, что выражения пят­надцать тысяч и от пятнадцати тысяч означают не одно и то же. А если ему все-таки что-то неясно, то зачем вам та­кой работник? Проводить собеседование с ним нет смысла. Только тратить время зря…

Здесь искали:

  • смысловая избыточность
  • плеоназм сочинение
  • смысловая избыточность сочетания слов или сложного слова когда составные части озночают одно и тоже или содержат один и тот же смысловой компонент
Опубликовано в Справочные материалы.