ПРОБЛЕМА ЗАИМСТВОВАНИЙ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

ПРОБЛЕМА ЗАИМСТВОВАНИЙ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Проблема заимствований дискуссионна. О позициях, которые люди занимают по отношению к «словам-иноземцам», мы еще поговорим, но для начала автору хотелось бы обратить внимание на несомненную, настоятельную необходимость дис­куссии по этому поводу.

Дело не только и не столько в том, нужны ли нам заим­ствования. Этот вопрос, по большому счету, не имеет смыс­ла. Заимствования происходят, новые слова с наклейками «Madein…» приходят в нашу речь и успешно в ней закре­пляются. Если нужно спорить, то исключительно о конкрет­ных словах. О том, можно ли от них вообще отказаться, а если нельзя, то как их надо использовать. Вот и все. Прочи­тав данную главу, вы наверняка поймете, как это делать.

С чисто русским гостеприимством.

Проблему заимствований лучше всего рассматривать на примерах. Всесторонний анализ конкретного случая по­зволяет увидеть, почему слово пришло в язык, какие функции оно выполняет, как оно взаимодействует с другими словами. И только учет всех этих факторов позволяет дан. справедливую оценку новшеству и определить, является ли желательным присутствие «иноземца». А потому начнем с конкретного примера.

Презентация

Представление, будто в русском языке якобы имеются все слова, которые необходимы для того, чтобы называть что угодно, явно не соответствует действительности. Возьмем в качестве примера слово презентация.

Некоторые исследователи отмечают, что заимствованное слово презентация используется чаще, чем русское слово открытие, и видят в этом «перебор». Но так ли это? Можно ли вообще рассматривать эти слова как синонимы? Презен­тация, возможно, то же самое, что торжественное открытие. Но все-таки между этими понятиями нет равенства. Ведь в словосочетании презентация новой книги (или альбома) мы не можем заменить первое слово существительным откры­тие. Значение слова презентация шире, чем значение слова открытие.

Не получилось. Попробуем еще раз… Казалось бы, за­чем нам слово презентация, если в русском уже есть представление! Но нет, новое слово закрепилось. И у этого, как ни странно, есть очень веское основание. Слова пре­зентация и представление близки, но не пересекаются полностью. Если применить к мероприятию, направленно­му на представление чего-то нового (книги, журнала, това­ра, предприятия), то есть к типичной презентации, слово представление, то возникнет легкий комический эффект. Что ж, понятно! Русские деловые люди совсем не хотят выглядеть клоунами или артистами, которые выступают для увеселения публики, а тем более ей на потеху. И их серьезный, деловой настрой тоже нетрудно понять. Суще­ствительное презентация нейтрально, никто не подумает «ничего такого». А приглашать партнеров или клиентов на представление… Увольте, из этого ничего не получится! Лучше не начинать.

Блог.

Блог — это слово, новое не только для русского языка, но и для английского, из которого оно заимствовано нашими соотечественниками. В английском мы можем точно датиро­вать появление этого неологизма 1997 годом. Именно тогда Джон Барджер придумал слово weblog,которое состоит из двух частей: web(что в переводе не нуждается) и log(«за­писывать, вести записи в журнале»). Спустя два года Питер Мерхолз переосмыслил этот неологизм, разложив его на две части другим способом: weblog.Эту игру слов можно пере­вести примерно так: мы («we»)ведем дневник в сети Интер­нет («blog»).

В английском языке между формами существительного и глагола практически нет разницы (если не считать поведения в предложении, а также возможностей образования форм). Следовательно, переход от глагола к существительному не составил проблем. Так родилось имя для нового жанра ин­тернет — ой, простите — Интернет-общения.

В русский язык это нововведение проникло чуть позже. Но в наши дни нет ни одного активного пользователя Интер­нета, который не знал бы, что оно означает. И, несмотря на недолгую историю слова блог, его можно считать полноправ­ным для русского языка.

Во-первых, это слово чрезвычайно популярно. Если сравнить статистику употребления этого слова при помощи любой поисковой системы со статистикой употребления дру­гих, возможно, даже более привычных слов (вроде собака или стакан), то окажется, что популярность слова блог боль­ше в десятки, сотни и даже тысячи раз.

Возможно, это не совсем хороший аргумент: слово блог является ключевым для современного Интернета, в отличие, например, от слов велосипед или пошлость. И поэтому зна­чительная разница в статистике употребления данного сло­ва в Интернете вряд ли может служить показателем. Это все равно что судить о популярности слова протон по текстам, посвященным теоретической физике, или слова нагуаль по сочинениям Карлоса Кастанеды и его последователей. Тем не менее Интернет — это коммуникативное пространство, доступное широкому кругу лиц, и даже «место жизни» очень многих наших современников. Можем ли мы считать его узкоспециальным?

Слово пошлость до Петровских реформ было эквивалентно современному слову тра­диция. Ведь пошлость — это то, что пошло ис­стари, Испокон веков. Однако с приходом к власти Петра I Россия стала преображаться, и то, что раньше казалось освященным авторитетом тради­ции, вдруг стало досадным пережитком прошлого… Слова, обозначающие что-либо положительное, нередко меняют свое значение на противоположное.

Во-вторых, слово блог обозначает особое явление, которое мы не можем осмыслить при помощи других по­нятий. Разве это средство массовой информации? Нет. Блог не обновляется регулярно, не проходит регистрацию вгосударственных органах и вообще является частным делом конкретного человека. Может быть, мы вправе на­звать блог дневником? Тоже нет. Дневник, который ведет человек, обычно предназначен для самого автора: как говорится, бумага все стерпит… И даже если человек по­казывает кому-то свои дневниковые записи, то делает это добровольно и избирательно. Вести блог — значит наме­ренно выставлять напоказ себя, свою жизнь, свои мысли, наблюдения, интересы, убеждения, мнения или познания (ненужное зачеркнуть). При этом выставлять напоказ пе­ред потенциально большой аудиторией. Таким образом, блог тесно связан с конкретным человеком и в то же время широко публичен — можно ли подыскать какое-то подхо­дящее русское название для подобной формы публичного самовыражения?

Появление слова блог в русском языке оправданно. На­верное, было бы хорошо, если бы вдруг объявился какой- нибудь гений и придумал собственно русское слово для обо­значения блога. Но этого не произошло. Почему бы нам не воспользоваться прямым заимствованием?

Паб.

Называть любое заведение, в котором подают пиво, не пивной, а пабом, конечно, неправомерно. Но все же носи­телей русского языка (особенно тридцати- и сорокалет­них) можно понять. У них еще не успели стереться в памя­ти воспоминания о том, что русская (а точнее, советская) пивная — это малоприглядное заведение. Убогие грязные стойки, бедный ассортимент, немытые стекла, отсутствие минимальных удобств… Все это не может не подтолкнуть на поиски более «благородного» наименования для заве­дений, которые посещают любители пива. Тем более что заведения эти в наши дни действительно являются гораздо более благородными. Но и в этом случае можно исполь­зовать словосочетание пивной ресторан, которое звучит прилично даже для повидавшего виды бывшего советско­го гражданина.

Нет ничего плохого в использовании слова паб приме нительно к питейному заведению, которое стилизовано под настоящий английский паб. Каждый хозяин привлекает кли­ентов по-своему, и английская пивная, которая предлагает со­ответствующие напитки и блюда к ним, а также оформлена «по-заграничному», в соответствии со стандартами, вполне может претендовать на имя паб. Создатель такого заведения стремится предоставить посетителям не только кухню, бар и сервис — он устраивает для них что-то вроде экскурсии в дру­гую страну, в чужую культуру, и для этого не надо оформлять загранпаспорт, ехать в аэропорт, а потом лететь куда-то, по­нимая, что у тебя нет визы… И в этом случае заимствуется не только слово, но и то, что стоит за словом. То есть экзотика.

Дефицит.

Далеко не всегда судьба заимствованного слова являет­ся такой же образцовой, как в приведенных выше примерах. Иногда новое слово прочно входит в обиход и начинает все­рьез конкурировать с другим, исконно русским словом. Су­ществительное дефицит — прекрасный пример этого.

Слово тесно сопряжено с условиями существования и культурной жизнью народа. Существительное дефицит про­никло в русский язык достаточно давно, во второй половине XIX века, и это несмотря на наличие очень близкого по значе­нию собственно русского слова нехватка. В советское время оно использовалось в самых разных смыслах. Тем не менее для рядового советского человека слово дефицит ассоции­ровалось прежде всего с полупустыми полками магазинов, бесконечными очередями, а также покупкой из-под полы или С черного входа. И непременно по блату.

Когда слово так сопряжено с условиями существования и даже свыживанием, оно не может не прижиться в языке окон­чательно. И будет усвоено «на генетическом уровне».

В наши дни, которые можно охарактеризовать как эпо­ху изобилия, понятие дефицита вряд ли является таким же важным. Современный русский человек чаще испыты­вает «дефицит денег», чем «дефицит товаров». Всего так много! И все вроде бы доступно. Но все не купишь, ведь ресурсы ограничены… Конечно, никто в наши дни при помощи слова дефицит эту ситуацию не осмысляет. Но очень частотным для современной русской речи является выражение дефицит бюджета, то есть превышение рас­ходов над доходами. А оно как раз и указывает на нехватку денег (правда, в государственных масштабах и на государ­ственные нужды).

Приведенные значения необходимо противопостав­лять. Во-первых, есть экономический термин дефицит, который соотносится с термином профицит и уместен при обсуждении экономических вопросов. Во-вторых, есть слово дефицит, которое в силу сложившейся тради­ции применимо и к товарной нехватке, то есть, выражаясь экономическим языком, преобладанию спроса над предло­жением. Будем надеяться, что в этом смысле слово пре­вратилось в историзм и обозначает то, что окончательно осталось в прошлом…

В остальных случаях, пожалуй, лучше не забывать об исконном русском слове нехватка. Выражение дефицит ви­таминов уместно в речи врача, а выражение дефицит вни­мания — в речи психотерапевта. Но они вряд ли уместны в речи обычного человека. Да здравствует нехватка! А еще недостаток. Не нужны нам ваши дефициты.

Шлягер, хит или популярная песня?

На самом деле, этот вопрос не так уж тривиален. Он вполне может стать предметом спора, если мы применим его к конкретной песне. И этот пример покажет нам, как иноязычные слова занимают свое место в системе русского языка и при этом вполне уживаются друг с другом.

Шлягер — это песня, которая выделяется, запоминается и становится для людей «родной». Люди склоним петь шлягеры во время застолья. Если угодно, это песня народная. Или почти народная, несмотря на то, что у нее есть авторы. Благодаря всенародной любви шлягеры живут долго, хотя, скорее всего, не вечно — в отличие от не­сравненной классики.

С хитом дело обстоит иначе. Во-первых, на это указы­вает внутренняя форма слова, а точнее, основное значение английского hit- «толчок, удар; попадание, удачная по­пытка». Характеристика песни при помощи данного слова позволяет подчеркнуть, что

песня «попала в яблочко», а ее появление стало неожи­данностью, сенсацией (пусть даже мимолетной). Хит — >то что-то вроде яркого со­бытия, настолько удачного, что он приковывает к себе внимание и вызывает восхи­щение.

Уклон в коммерцию здесь налицо, и показателем «хитовости» оказывается очевид­ный, хорошо измеримый кор­релят — цифра, отражающая количество проданных дис­ков, воспроизведений или голосов слушателей. Всенарод­ную любовь таким образом измерить невозможно.

Хит не живет долго. Мы охотно скажем, что песня в таком-то году (например, и 1913-м) побывала хитом, но вряд ли скажем, что она по­пы вала шлягером. Шлягер — это все-таки качество, кото­рое не привязано к текущему моменту.

А «популярная песня»… Это слишком длинно и слишком размыто. Да и слово «популярный» вряд ли о чем-то говорит. Есть популярная (по форме) музыка, которая не пользуется ни спросом, ни любовью. И в этом смысле все песни, рассчитанные если не на всенародную любовь, то хотя бы на коммерческий успех, являются «популярными». Только ка­кое дело народу до того, что думают и хотят композиторы вместе с музыкантами?

Когда гостеприимство уместно?

Как сказал Ф. М. Достоевский, Пушкин есть выражение национального русского духа с его всемирной отзывчиво­стью, который чутко откликается на идеалы других народов, но духовно осмысливает и преображает их.

Важная черта русского языка заключается в том, что он сумел вобрать в себя огромное количество «чужеродных» элементов и при этом не потерять своей самостоятельно­сти, не растаять, не раствориться, остаться самим собой. И это только доказывает, что русский язык, русская культура, в силу свойственной им широты, способны вобрать в себя весь мир, не утратив себя. Разве в этом есть что-то плохое, унизительное? Возможно, мы дали другим не так много. Но зато мы умеем учиться. Мы, русские, умеем слушать. И по­нимать других.

Ничего плохого в том, что русский язык пережива­ет очередную эпоху заимствований, по большому счету, нет. Активные межкультурные контакты, сопровожда­ющиеся массовыми заимствованиями, в целом скорее обогащают нашу культуру, чем уничтожают ее. И пред­ставляется очевидным, что носители русского языка, принимая эти заимствования, демонстрируют не самое худшее качество, а именно — открытость всему новому, готовность осваивать новые формы жизни. И с потоком заимствований есть смысл смириться — за неимением лучшего.

Почему заимствования могут быть полезными?

  • Заимствованное слово позволяет восполнить в лек­сической системе языка недостающие звенья. Это касается реалий, то есть фактов, явлений других культур, это касается технических нововведений, многих научных термином Именно поэтому в нашем словаре закрепляются такие слона, как ноутбук, бэйдж, принтер, сканер, органайзер, тамагочи. виртуальный, киборг, культурология и т. д.
  • Если возникает конкуренция между исконным словом и словом-пришельцем, то победитель не всегда оказывается русского происхождения. В свое время предлагалось мно­жество вариантов замены иноязычных слов русскими ново­образованиями: мокроступ- это калоша, водомет — фон­тан, окоем — горизонт, а ячество — эгоизм. А.С. Шишков и В.И. Даль в свое время предложили русские эквиваленты для иноязычных слов, и бильярд чуть не превратился в шаротык, а тротуар — в топталище. Прямо не верится, что авторы этих неологизмов придумывали их всерьез! Эти слова сохра­нились в истории как курьезы, но верх взяли другие слова — иноязычного происхождения.
  • Заимствованное слово позволяет точнее выразить те или иные понятия, оттенки смысла. Например, носталь­гия — это не просто «тоска», это «тоска по родине»; общее русское понятие в заимствованном слове конкретизируется, сужается, и мы никогда не назовем ностальгией тоску по лю­бимому человеку, друзьям или прошлому. И в этом случае иимствованное слово не заменяет русское, а становится как бы рядом с ним.
  • Заимствованные слова часто обладают экспресси­ей или стилистическими оттенками, которые отсутствуют у исконно русских слов. Как правило, эта возможность реализуется при заимствовании иностранных слов в раз­нообразные жаргоны, прежде всего молодежные. Отсюда экспрессивный глагол хакнуть, образованный от прямого заимствования хакер. Кстати, особой экспрессивностью обладают заимствования, которые существуют наравне с исконно русскими словами, почти не отличаясь от них по смыслу: мани (но не деньги), пипл (но не люди или народ), флэт(но не квартира).
  • Заимствованное слово — прекрасный кандидат на роль эвфемизма, который является более мягким обозначением какого-то явления. Например, роль эвфемизмов в русском языкечасто играют медицинские и научные термины, книжныеслова, которые заимствованы из других языков: гениталии,летальный исход, путана, куртизанка и т. д.
  • Заимствованное слово оказывается более эффектив­ным средством обозначения того или иного явления в силу своей краткости, емкости и т. д.

Неужели нам совсем не нужны иностранные слова?

Здесь искали:

  • проблема иноязычных заимствований в русском языке аргументы
  • проблема заимствования иностранных слов аргументы
  • эссе на тему нужны ли нам заимствования
Опубликовано в Справочные материалы.